Мнения
Бесплатный
Лев Любимов

Мы боимся ЕГЭ. А надо привыкнуть к нему

 ЕГЭ – частичка иной культуры. Мы взяли ее и сунули в свою. И возник нарыв, который гноится уже лет восемь. Но из этого нельзя делать вывод о том, что нельзя, бесполезно импортировать чужой институт, а ЕГЭ – это институт (контроля). Можно импортировать, но надо знать, что для него необходимо создать хотя бы минимальную «свою» культуру.  У Вышки в Перми есть свой лицей (№10).  Как только мы его открыли, так начали сразу же создавать эту «свою»  культуру для ЕГЭ.  Например, в первых же десятых классах учителя проводили восемь уроков математики в неделю (лицей профильный). А в субботу эти  классы собирал наш профессор математики А.П.Иванов и задавал  им мини-ЕГЭ на 30 минут. Через 30 минут эти «матрички» собирались, пропускались через сканер, вводились в компьютер,  и компьютер выдавал распределение: последнюю (10-ю) задачу  решили 2 ученика, 9-ю – 4, 8-ю – 7 и т.д. После профессор объяснял задачи, начиная с 10-й.

   За два класса старшей ступени ребенок прошел «сквозь» это «ЕГЭ»  раз шестьдесят. И у него возникла эта культура. Она стала своей, привычной, нормальной. Но носителем её был не свой учитель, а «чужой», внешний, независимый. А.П. Иванов и для учителя внешний, независимый, проводящий peer review. Таким образом, и у учителя результаты его труда регулярно мониторятся независимым экспертом, и усвоение знаний учеником оценивается независимо от учителя и школы. Первый же выпуск лицея «взял» первое место по ЕГЭ в крае. Вывод: импортируйте чужой эффективный институт, но не бросайте его в чужую культуру как на камни, подготовьте для него грядку, вскопайте, удобрите почву. Будьте уверены – все взойдет!

  Но это не всё. Лицей давно перешел к регулярному распространению этого института «в глубь» (на ступени основной, 9-летней школы) и «вширь» (на большее число  предметов), стремясь к частоте мониторинга раз в месяц. Плюс электронный дневник – и всем всё видно – детям, учителям, директору, завучам, родителям, властям. И пусть каждый делает свои выводы, принимает свои решения, рефлексирует. Так что же в этом особенного? Да ничего,  кроме того, что у педагогического корпуса лицея есть чувство ответственности (столь несвойственное нашей массе, включая интеллигенцию – почитайте статьи об этом П.Б.Струве) и нет «пофигизма». Ну, хотят люди гордиться собой, своими результатами, детьми – «умненькими и благоразумникими».

  Между прочим, все это (и еще кое-что) называется «Школьный центр качества». Но только реальный, прозрачный, всем видимый. И школа (лицей) перестала быть образовательным учреждением с тонированными стеклами, сквозь которые не видно, кто учит, как учит, какие результаты текущие, кумулятивные, какая  динамика результатов. А ведь образовательные услуги во всем мире считаются trust commodity – «доверительным товаром», т.е. товаром, о котором потребитель мало что знает, а должен просто верить производителю (продавцу).

  Вот этот центр качества и есть эффективно внедренный эффективный институт контроля, полученный из-за рубежа, хотя никакого «велосипеда» он не открывает. А почему так получилось? Потому что хотели, чтобы именно так получилось. А не собирали всероссийские вече ректоров, чтобы грозить властям катастрофами от ЕГЭ, не подзуживали директоров школ к протесту против ЕГЭ. То, что ЕГЭ не нравится большинству работников образования – не признак порочности ЕГЭ как независимого контрольного инструмента, а признак того, что наше образовательное сообщество частично больно, а частично боится (правильно боится), что общество увидит, что это сообщество работает на «троечку» или … . Это страусиная боязнь – «я  спрячу голову в песок, и меня никто не увидит». Видят все, и внутри страны, и снаружи.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать