Мнения
Бесплатный
Алексей Левинсон
Статья опубликована в № 2655 от 27.07.2010 под заголовком: Наше «мы»: Живем в осаде

Сознание осажденной крепости

Нынешнее время спокойное, и в вероятность серьезной войны сейчас верят немногие. Но половина россиян (51%) ответили «определенно да» и «скорее да» на вопрос «Существует ли в настоящее время какая-либо внешняя угроза России?» При этом чем беднее люди, тем чаще они дают ответ «определенно да» (наибеднейшие – вдвое чаще зажиточных). Значит, с мыслью об угрозе этим людям легче жить, точнее – легче переносить тяготы жизни. И мысль о внешней угрозе – это не страх, а часть героического военно-мужского сознания. Потому безусловное наличие угрозы мужчины утверждают в 1,5 раза чаще женщин, а военные – вчетверо чаще всех. Это сознание имеет корни в родовом и феодальном прошлом, но его политическое удобство оценили в XIX и XX вв. многие авторитарные правители. Особую эффективность показал вариант, когда враг не один, а их много, и они окружают. О том, что живем в осаде, объявлял не только Сталин в СССР, но и Муссолини в Италии, и Сукарно в Индонезии.

Не все политики в России поняли, что время таких режимов ушло. Их соблазняет то, что соответствующие структуры живы в массовом сознании. Действительно – живы. Представителям тех россиян, кто так или иначе согласился с идеей о наличии внешней угрозы, задали вопрос «От кого исходит эта угроза?» и получили ответ и про Запад, и про Восток, и про страны бывшего Союза. Неудивительно: наше телевидение все последнее десятилетие занималось эксплуатацией наиболее архаических и примитивных структур массового сознания. Играли чаще всего в «опасность с Запада», облекая в современные словеса старую традицию антизападнических настроений. В итоге те россияне, кто считает, что внешняя угроза имеется, первой (32%) называют «угрозу от стран Запада». Похоже, перестарались: ответов, что Запад – это угроза, среди молодежи в 1,5 раза выше среднего – столько же, сколько среди военных. И это теперь, когда в руководстве собрались перезагружаться в отношениях с главными западными «врагами» – Америкой и Польшей.

На 2-м месте ответ о том, что угроза исходит от «исламских стран». Это отражение других политических игр. Тех, что возвращают в XXI столетие средневековые способы клеймить противника как иноверца и иноверца как противника. Приходится сказать, что и на пресловутом Западе встречаются архаические реакции на архаические же призывы отдельных исламских вожаков воевать с «неверными». По старинке стали хвататься за свою «традиционную конфессию» и превращать ее в политическое средство. То высокое лицо в одной демократической державе обмолвится о «крестовом походе», то в другой демократической стране ополчатся на хиджабы, то в третьей на минареты. Поскольку у нас Запад авторитет (особенно для тех, кто его считает угрозой), неровен час и в российских городах и школах начнут затевать христианское противостояние исламу. Вот тогда-то и начнется действительный развал России.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more