Мнения
Бесплатный
Алексей Левинсон
Статья опубликована в № 2705 от 05.10.2010 под заголовком: Наше «мы»: Над пропастью

Ксенофобия более опасна при отсутствии институтов

Во многих странах считали удобным, что гастарбайтеры образуют замкнутые общины, контакт которых с принимающим социумом ограничен только исполняемой работой или услугой. Мирились и с тем, что эксплуатация их труда или потребление их услуг часто совершается в серой зоне, поскольку несоблюдение закона (например, уклонение от уплаты налогов) выгодно обеим сторонам. Именно так, тихо и малозаметно, до поры шло и у нас использование многих тысяч приезжих, занятых на строительстве и сезонных работах. В ассимиляции, культурном общении не была заинтересована ни одна из сторон. Взаимное приспособление к ситуации состояло в замыкании изнутри и изоляции снаружи. Россиян устраивало, что иммигранты ведут себя как социальные «никто», люди без имени, без языка, без человеческих запросов.

С течением времени, однако, замкнутые общины везде развивают собственную структуру. Их внутренняя жизнь становится более полноценной, появляются семьи, быт. Они превращаются в этнические анклавы. Для местного сообщества такое явление оказывается неожиданностью. Бывшие «никто» начинают жить как люди. Это напрягает. («Ведут себя как хозяева», т. е. как мы, – вот главная претензия.) Ведь ксенофобия – это не вражда между индивидами. Это враждебность одного социума по отношению к другому, которая реализуется через чувства и действия отдельных людей. На Западе, в частности в Старом Свете, тем древним и темным социальным силам, к которым относятся боязнь чужого и неприязнь к нему, стараются противопоставить рациональные инструменты европейской цивилизации: систему законов и права, институты современного гражданского общества. Ищут, как переходить от этих общих основ к конкретной политике, но еще не везде получается. Поэтому и публика, и власти то и дело соскальзывают вниз, начинают борьбу обрядов с обрядами и символов с символами, а то и – на радость всемирной и нашей гопоте – депортацию по этническому признаку. Мы как государство и общество отстаем от развития межэтнических отношений в мире. У нас толерантности учат на словах и учить считают нужным прежде всего «их», а не себя. У нас саму систему государственного регулирования иммиграции часто подавляет коллективный инстинкт: отторгать и подчинять «чужого». Общественные настроения находятся в точке опасного равновесия. Готовы одобрить депортацию цыган из Франции (а значит, и такие же меры дома) 23%, относятся к этому отрицательно 28%. Пока перевес на этой стороне, и среди молодежи, к счастью, он сильнее. Но почти 40% заявили, что относятся к депортации «безразлично». К какой из сторон примкнут люди из этого до поры безразличного большинства, прямо зависит от сигналов, которые подадут верхи. Если там хоть намеком поддержат порицаемого Евросоюзом Саркози, для России это обернется не легкими укорами извне, а тяжелейшими конфликтами внутри, гасить которые у нас умеют еще хуже, чем в Европе.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать