Статья опубликована в № 2711 от 13.10.2010 под заголовком: Мужество быть либеральным

Сдвиг в сознании Нобелевского комитета

Премирование Марио Варгаса Льосы было бы совсем непримечательным, настолько убедителен его литературный талант, если бы не одно обстоятельство – его активная политическая позиция. Общественная активность нобелевских лауреатов – дело обычное, но вот направление, в котором она реализуется, почти сплошь левое. С 2004 по 2008 г. премия присуждалась левакам той или иной степени выраженности, особенно крайней у Гарольда Пинтера и Гюстава Леклезио, который всерьез пишет об освободительной миссии большевиков, Мао Цзэдуна и Че Гевары. Варгас Льоса же классический либерал, верящий в такие рецепты достижения человечеством счастья, как рыночная экономика, многопартийная демократия, государственный аппарат, избавленный от коррупции, и политика, свободная от популизма.

Казалось бы, что здесь такого? Но парадокс заключается в том, что подобные «банальности» крайне редко разделяются высоколобыми интеллектуалами. Еще реже вера в них наблюдается в Латинской Америке. В молодости писатель, «как и положено», восторгался кубинской революцией и Кастро, с сочувствием относился к социализму. Но преследования диссидентов в Гаване вызвали у него возмущение и постепенный отход от поддержки Острова свободы. Подписав письмо в поддержку заключенного в тюрьму режимом братьев Кастро поэта Эберто Падильи, Варгас Льоса окончательно разошелся с латиноамериканским мейнстримом. В то время как его колумбийский коллега Габриэль Гарсиа Маркес расшаркивался перед левыми диктаторами всех мастей, Льоса активно вошел в перуанскую политику, создав Движение свободы с честно провозглашенной неолиберальной программой жесткой экономии. Отстаивая необходимость приватизации, охраны частной собственности, свободной торговли, он в 1990 г. занял первое место в первом туре президентских выборов. Но раздираемая гражданской войной и отчаянным финансовым кризисом Перу в итоге предпочла никому не известного агронома Альберто Фухимори. Возможно, это гарантировало получение Варгасом Льосой Нобелевской премии – в противном случае ему пришлось бы брать на себя ответственность за кровавую войну с маоистскими повстанцами из «Сендеро луминосо», и уж этого ему бы точно не простили.

В 1983 г. писатель вошел в комиссию по расследованию убийства восьми журналистов в глухой перуанской деревушке Учураккай. Комиссия пришла к выводу, что убийцы – местные крестьяне. Незамедлительно Варгас Льоса подвергся бешеной обструкции со стороны перуанских интеллектуалов, обвинивших его в поддержке правительства и клевете на невинных индейцев. Примерно то же самое случилось с другим нобелевским лауреатом – мексиканским поэтом Октавио Пасом, посмевшим публично критиковать СССР.

Год назад Нобеля получила Гента Мюллер, пишущая о коммунистическом тоталитаризме. Хотелось бы верить, что это свидетельствует о неких сдвигах в западном сознании.

Жизненный урок Марио Варгаса Льосы заключается в том, что наивысшая смелость интеллигента – это смелость быть самим собой, не рваться в кумиры толпы, не потакать низменным страстям, не стыдиться быть умеренным. Людям творческим свойственно увлекаться фразой и бежать от реальности в мир утопии. Варгас Льоса же имеет мужество непопулярно призывать к консервативным способам решения застарелых социальных и экономических проблем, а не к «янки, гоу хоум». Он не просто отошел от воззрений юности, как поступают многие, но с юношеским пылом борется за признание классических ценностей либерализма и честно говорит о бедах Латинской Америки, предлагая искать их корень не в зловредных гринго, т. е. не в пресловутой «теории зависимости», а в собственных институциональных проблемах.

Россия остро нуждается в своем Варгасе Льосе – ответственно мыслящем общепризнанном творческом кумире. Нобелевская лекция Иосифа Бродского была блестяща, он единственный лауреат за всю историю, кто посмел с этой трибуны высмеять Ленина и коммунизм, но поэт был слишком индивидуалистом и сторонился политики. Александр Солженицын при всей гениальности чуждался либерализма, скомпрометированного его неумными вождями 1905–1917 гг. Фигура великого русского либерала еще ждет своего воплощения.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать