Рынок труда для московского мэра


Сергей Собянин, еще не заняв мэрского поста, уже делает первые программные заявления. Новый градоначальник не намерен отказываться от присущего мэрии патернализма и обещал защищать москвичей не меньше, чем его предшественник. Вопрос в методах защиты. Собянин, в частности, хотел бы оградить москвичей от конкуренции на рынке труда: «Мы должны вместе работать над тем, чтобы рабочие места, которые есть в Москве, предоставлялись в первую очередь москвичам». Напоминает лозунг прошлогодних демонстраций прокремлевской молодежи: «Наши деньги – нашим людям» – и вызывает по меньшей мере недоумение.

Защита рынка труда от наплыва иностранцев – прерогатива центральных властей, которые определяют строгость пограничного контроля и квоты на работу иностранцев. Возможно, будущий мэр еще не освободился от самоощущения крупного федерального чиновника. В противном случае предложения Собянина расходятся с 19, 37 и 62-й статьями Конституции, которые гарантируют россиянам и законно находящимся в стране мигрантам равенство перед законом, право свободно распоряжаться способностями к труду и выбирать род деятельности. Любые ограничения в праве на труд, кроме деловых качеств работника (в том числе по месту жительства), запрещены также 3-й статьей Трудового кодекса и решением Верховного суда.

Но дело не только в вольном обращении с законом. Любой мировой мегаполис, в том числе и Москва, очень сложный организм с ярко выраженной спецификой рынка труда. Городу требуются не только высокооплачиваемые белые воротнички для работы в госуправлении, банках и крупных корпорациях, но и десятки тысяч работников непрестижных специальностей в транспорте, торговле, строительстве и коммунальном хозяйстве. Любая исправно действующая экономика привлекает гастарбайтеров и жителей близлежащих регионов, готовых трудиться на местах, где не желают работать привередливые местные жители. Но массовое появление приезжих, особенно имеющих отличия во внешнем облике, культуре и обычаях от коренных жителей, неизбежно вызывает напряженность. Задача государства, в том числе градоначальников, – снижать ее, а не обострять фразами, подразумевающими, что чужаки отбирают рабочие места у местных.

Возможно, обещанное Собяниным создание высокотехнологичных современных рабочих мест и обновление городского хозяйства позволят освободиться от части иногородних и зарубежных трудящихся. Но пока Москва нуждается в них. В городе, по данным Росстата, на 1,16 млн работников в возрасте 20–29 лет приходится 1,6 млн жителей того же возраста. Около 700 000 юношей и девушек этого возраста – студенты и аспиранты.

Может быть, в других возрастных группах соотношение лучше? На 1,65 млн работников 30–39 лет приходится 1,75 млн москвичей этого возраста. Горожан в возрасте 40–49 лет 1,7 млн – на 40 000 меньше, чем трудящихся тех же лет. Несколько лучше соотношение численности 50–59-летних (на 1,4 млн рабочих мест приходится свыше 1,6 млн жителей). Однако не будем забывать, что на старшие трудоспособные возрасты приходится значительная часть инвалидов, которых в Москве больше миллиона. Москвичей просто не хватит, чтобы заполнить все места.

В Москве 1,7 млн человек занято в торговле, более 800 000 – в строительстве, 300 000 – на транспорте, примерно столько же – в жилищно-коммунальном хозяйстве. Москвичи и жители Подмосковья вряд ли захотят сменить приезжих на малооплачиваемых местах.

Попытка повысить занятость местных жителей за счет вытеснения приезжих – ловушка, в которую не раз попадали популисты прошлого. В частности, в США в 1929–1937 гг., чтобы освободить места для белых американцев, правительство США депортировало, по разным оценкам, от 500 000 до 2 млн мексиканцев. Однако уровень безработицы в стране из-за этого не снизился. По мнению Натальи Зубаревич из Независимого института социальной политики, слова будущего московского мэра показывают, что он не понимает структуры московского рынка труда.