Мнения
Бесплатный
Варвара Полудина

Эффективна ли система защиты от стихийных бедствий в России?

Уделяется ли должное внимание предупреждению о возможной катастрофе, значимость которого мир увидел на примере Японии?
ИТАР-ТАСС

Трагедия в Японии потрясла весь мир и заставила задуматься о многих вещах — судьбе пострадавшей страны, перспективах мировой экономики и финансовых рынков. Актуальным стал вопрос и защиты от стихийных бедствий. О том, насколько защищены российские граждане от различных природных катастроф, рассказывает директор Научно-технического центра по сейсмостойкому строительству и инженерной защите от стихийных бедствий Марк Клячко:

Если говорить в целом, то российское правительство уделяет мало внимания предупреждению о возможном стихийном бедствии и зачастую реагирует уже после того, как произошла катастрофа. Система предупреждения складывается из большого числа элементов: работа с населением, инвестиции в безопасность, страхование, политика регионов. Стимулирование предполагает все экономические кнуты и пряники: законы, заставляющие думать о безопасности, и даже налоговые льготы.

В Японии население не просто обучено, а натренировано так, что люди могут делать все на автопилоте. У нас такого нет. Вроде бы есть какие-то обязательные занятия по ОБЖ, выпускаются пособия, все чего-то знают, но по факту масштабных тренировок у нас не проводится. В каждой японской семье есть семейный план по действиям при чрезвычайных ситуациях, рюкзак с предметами первой необходимости, они точно знают, какие стены несущие в доме, какие нет и т.д. Подготовка населения в России сильно отстает.

К тому же у нас очень большая проблема со страховыми компаниями. Иностранные страховщики у нас по закону не могут страховать риски, а отечественные не имеют необходимых капиталов, так как они все относительно молоды — им всего по 10-20 лет. Поэтому они продают риски за рубеж. Но было бы целесообразно создание некоего страхового пула на территории СНГ по образу частно-государственного партнерства с участием зарубежных перестраховочных компаний. Подобная вещь реализована в Турции — там это общественно-частное партнерство.

Также есть политический аспект вопроса защиты от стихийных бедствий. Хорошо бы оценивать губернаторов по тому, как они осуществляют подготовку к возможным стихийным бедствиям, по их ответственности перед бизнесом и населением. У нас разрабатываются планы территориального развития с учетом рисков, но любая развивающаяся территория требует самостоятельности, и эти планы не всегда принимаются губернаторами во внимание. Мы первые в мире стали делать карты риска, но они большей частью не используются при территориальном планировании социально-экономического развития регионов. Например, в районе Туапсе вы увидите большое количество оползневых точек, а строящиеся дороги только ухудшают ситуацию. Строительство лагеря «Орленок», президентский проект, весьма важное расширение молодежного лагеря, но там тоже очень серьезный вопрос с оползневыми точками и цунами, о котором забывают в отношении Черного моря. Такие же оползневые точки есть и на «Сахалине-7».

Вообще, в России достаточно много разработок в области защиты от стихийных бедствий, но проблема в том, что механизмы внедрения этих разработок пробуксовывают. Если говорить конкретно о цунами, то отечественная СПЦ (Система предупреждения цунами) в целом работает нормально, как и во всем мире. Хотя надо отметить, что у нас мало мореографов и недостаточно станций наблюдения на Дальнем Востоке, а те, что имеются, требуют дополнительных вложений.

Но, честно говоря, угроза цунами для России не так велика, как для Японии. В большинстве своем берега у нас не столь застроенные, как в Японии или Калифорнии, разве что есть опасность для Петропавловска-Камчатского - некоторые считали, что Авачинская бухта не опасна с точки зрения цунами, но это не так. Там возможны цунами высотой до 4 м. Там прямо на берегу находится холодильное предприятие, а это аммиак, есть очистные сооружения - хлор, есть морские гидротехнические сооружения, которые могут быть разрушены. Если говорить о Сахалине, то его цунами может привести в такое состояние, что мы не сможем ему помочь. Поэтому нам нужно сертифицировать наши гидротехнические сооружения — таким образом, мы будем знать, какова их реальная безопасность и возможность функционирования в случае цунами и т.п.

Есть еще Черное море, которое тоже является цунамиопасным, хотя многие об этом забывают. В 1905, 1909, 1927, 1939, 1966, 1970 гг. там были цунами. Не такие большие, как в Тихом океане, но, посмотрев на последствия четырехметрового цунами, можно понять, что и двухметровое довольно опасно. В прошлом году мы сделали карту опасностей Черного моря. По ней во многих стратегически важных местах на побережье - в Анапе, где детский курорт, в Сочи, где готовятся к Олимпиаде, в Новороссийске, где строится военно-морская база, - существует опасность цунами.

Трагедия в Японии также показала, что мало думать об эвакуации людей, нужно думать о том, чтобы не было вторичного ущерба, связанного с разрывом трубопроводов, разливом нефти и др. У нас отсутствуют строительные нормативные документы, которые бы заставили инвесторов тратить деньги на защиту от цунами при строительстве тех или иных объектов. Когда инвестор у нас строит нефтяной терминал на Дальнем Востоке, он старается получать максимальную прибыль. А риски остаются в стороне. Хотя надо отметить, что в настоящее время разрабатываются необходимые строительные стандарты: «Здания, сооружения, территории. Требования к безопасности при воздействии цунами» - первая в своем роде разработка в мире.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать