Статья опубликована в № 2863 от 31.05.2011 под заголовком: Наше «мы»: Были две конвенции

Народу надоела безальтернативность

В мае 69% россиян одобрили деятельность Дмитрия Медведева как президента и 69% – деятельность Владимира Путина как премьера. Паритет или очень близкие к паритету значения установились практически во всех социально-демографических группах.

До этого разница так называемых рейтингов премьера и президента, сохранявшаяся и на подъемах, и на спусках, говорила о том, что общество неукоснительно выполняет уговор с Путиным, который воспринимался как единственный возможный лидер: если для соблюдения каких-то конституционных приличий надо поиграть в то, что Медведев – президент, мы поиграем. Уравняв рейтинги, публика показала, что он не непременно единственный, а потому больше не действует эта конвенция, скреплявшая, как обруч, всю ситуацию путинского режима, собственно и состоящего из неформальных соглашений между всеми участвующими силами и лицами. Какой-то части элит, а теперь и какой-то части общества перестала нравиться безальтернативность. (Хотя прежде ее любили и умильно звали стабильностью!) Им вдруг открылось, что, пока мы упивались тем, как мы с ним встаем с колен, его расторопные друзья и коллеги прибрали к рукам Россию, великую нашу державу. И хозяева не мы, а они, притом хозяева плохие. Хватит.

То, что рейтинг Медведева догнал и начинает кое-где обгонять рейтинг Путина, и означает это требование резкой перемены курса. Дело не в привлекательности предложений «Инсора». Из всего, с чем Медведев пламенно обращался к обществу, лучше всего услышано слово про коррупцию. Уровень согласия с медведевским тезисом, что это наша основная проблема, подскочил к пределу, возможному для опросов. Теперь ясно, что в такой форме не Медведев, а общество вынесло свой приговор режиму и заявило, что оно его больше не хочет терпеть. И Медведев из технической фигуры стал превращаться в альтернативу Путину. Рейтингам свойственно колебаться, прогнозировать их динамику не будем. Дело в ясно обозначившемся запросе на альтернативу. А искать ее себе заставил сам путинский режим. Не будь Медведева, на эту роль нашелся бы кто-нибудь другой. У недовольной части общества сейчас установка не положительная, а отрицательная, это отрицание того, чем были столь довольны все 10 лет. «В чьих руках сейчас реальная власть в стране?»: «В руках Медведева» – 18%, «В руках Путина» – 24%, «В равной степени в руках обоих» – 48%. Такова констатация, и в ней ничего нового. Новое вот: «В чьих руках должна быть сейчас реальная власть в стране?» Отвечают: «В руках Путина» – 16%, «В равной степени в руках обоих» – 31%, «В руках Медведева» – 42%.

Казалось бы, вот она, воля народа. Осталось изъявить ее на выборах (опрос показал, что электоральные шансы Путина и Медведева уже сейчас почти сравнялись). Но есть еще одна – пока не отмененная – конвенция власти с публикой: у нас все решает не голосование избирателей, а договоренность наверху. Согласных и не согласных на это пока поровну.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать