Статья опубликована в № 2888 от 06.07.2011 под заголовком: От редакции: Открыто-закрытое АО

От редакции: Открыто-закрытое АО "Россия"

Крупные российские компании никак не могут смириться со своей публичностью.

Письмо «Роснефти», «Транснефти», «Сургутнефтегаза» и ТГК-2 вице-премьеру Игорю Сечину против законопроекта, расширяющего права миноритариев на получение информации (см. статью «Четверо несмелых» во вчерашнем номере), далеко не первый афронт. В ноябре прошлого года ограничить права акционеров на информацию предлагали топ-менеджеры ВТБ и «Норильского никеля». Конституционный суд в феврале этого года не согласился с «Роснефтью», которая пыталась доказать, что право акционеров получать протоколы совета директоров противоречит Конституции, но оставил компании пространство для маневра: право акционера на информацию не должно нарушать интересы общества по сохранению коммерческой тайны.

Неделю назад президент РЖД Владимир Якунин возвысил свой голос в защиту тайн – на этот раз тайн российского инвестклимата. Выступая на саммите «Сильная Россия – 2011», Якунин подверг критике инвестиционные меморандумы российских компаний, в которых прямо указываются риски потенциального инвестора: как правило, это произвольные решения и коррупция в государственных органах, слабость и зависимость судебной системы, сложность исполнения решений судов.

По мнению Якунина, российские компании, указывая эти риски, портят имидж страны и инвестиционный климат. Сама РЖД, кстати, в марте при размещении евробондов на 350 млн фунтов стерлингов из списка упомянутых в меморандуме рисков убрала пункт «Предполагаемая коррупция среди судебных и правительственных органов», а пункт «Преступность и коррупция» вдвое сократила. Авторы жалобы Сечину говорят о конкурентоспособности российских АО, которую излишняя открытость только подорвет.

Конечно, подорвет, но только тех АО (четырех подписавшихся?), для которых закрытость – конкурентное преимущество. Так было всегда: те, кто оказывается в наибольшем выигрыше от плохих правил игры, естественно, борются за сохранение этих правил игры. Колонизатору выгодно, чтобы местное население работало за бесценок, эксплуататору не нужна ни прозрачность, ни соблюдение прав людей. «Предпринимателю», который научился зарабатывать, воруя деньги у компании и страны, конечно, не нужна никакая прозрачность.

Но это не значит, что честная служба компании и стране – чуждые России ценности.

Подотчетность акционерам и обществу – это хорошие ценности, совершенно необходимые России, и их следует защищать. Чуждые России ценности – это нерыночные преимущества в получении госзаказов, земли и кредитов, это наем высших руководителей на основе родственных связей, это монопольные цены и удушение малого и среднего бизнеса.

От закрытости и договоренностей с конкретными чиновниками часто зависит и прибыль, и вся бизнес-модель крупных российских компаний. А если вспомнить, что значительная доля иностранных инвестиций – это возврат российского капитала из офшоров, то его ведь тоже надо инвестировать без особой конкуренции и открытости.

Казалось бы, хочешь быть закрытым – будь им: существуют другие юридические формы, кроме ОАО. Но хочется легитимности в мире. И хочется, чтобы инвесторы, не углубляясь в российские реалии, просто несли свои деньги и верили в успех.

А уж наши менеджеры знают, как зарабатывать на особенном российском рынке. Возможно, бороться с регулированием деятельности ОАО не нужно. Можно создать новый юридический статус: публично-непубличные, прозрачно-непрозрачные, открыто-закрытые акционерные общества (ОЗАО). Пока же этого не произошло, старомодные инвесторы (а инвесторы часто консервативны) по-прежнему пугаются российских корпоративных историй вроде той, что сейчас происходит с покупкой и санацией государственного Банка Москвы государственным ВТБ, – в ней недостаточность информации о финансовой ситуации и процессе принятия решений в обоих банках уже привела к выделению из бюджета $10 млрд.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать