Статья опубликована в № 2924 от 25.08.2011 под заголовком: От редакции: Обычный риск

От редакции: Между двух ущербов

Иран потребовал от России выполнить заключенный в 2007 г. контракт на поставку зенитно-ракетной системы С-300 на сумму около $1 млрд и направил соответствующий иск в международный суд. По словам официальных представителей Тегерана, иск призван помочь Москве выполнить свои обязательства, разорванные в одностороннем порядке. Подвижные системы ПВО в отличие от обычных ракет и переносных комплексов отсутствуют в списке вооружений, запрещенных для поставки в Иран согласно резолюции Совета Безопасности ООН от 9 июня 2010 г. Система С-300 была включена в него указом Дмитрия Медведева от 22 сентября 2010 г.

История с Ираном и туманные перспективы поставок боевой техники в Ливию из-за гражданской войны заставляют задуматься о рисках оружейных контрактов. Можно вспомнить о значительных потерях СССР в начале 1980-х гг., когда советское руководство, выполняя рекомендации ООН, временно прекратило поставки боевой техники в Ирак во время ирано-иракской войны 1980–1988 гг., или об издержках России после санкций, наложенных на Ливию в январе 1992 г.

Не стоит думать, что от запретов страдает только Россия. Это обычный риск для производителей оружия. Страны НАТО (кроме Испании), Австрия и Швейцария понесли многомиллионные убытки от разрыва контрактов с Аргентиной в 1978 г. Запрет поставок оружия в ходе ирано-иракской войны заставил Францию отказаться от контракта с Ираком на сумму около $2 млрд, потери понесли также США и Великобритания. Санкции 1992 г. против режима Каддафи ударили также по ВПК Швеции и Италии, гражданская война в Ливии ставит под угрозу французский контракт на поставку истребителей Rafal (2,4 млрд евро).

Государства могут ослабить негативное воздействие форс-мажорных ситуаций на зарубежные контракты ВПК. Ведущие экспортеры оружия – одновременно члены Совбеза ООН и могут наложить вето на резолюции о санкциях. Этим не раз пользовались Россия, Китай и США (последние – при поставках Израилю). Вопрос, что дороже – материальный ущерб от разрыва контракта или репутационные потери от его выполнения, каждое государство решает в индивидуальном порядке в зависимости от политической ситуации.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать