Статья опубликована в № 2924 от 25.08.2011 под заголовком: От редакции: Северно-южный поток

От редакции: Плюсы и минусы корейской трубы

ИТАР-ТАСС

Ким Чен Ир приехал в Россию не один. Весь антураж его визита – бронепоезд, режим высокой секретности, смена дат, мест и даже партнеров по переговорам (сначала должен был быть Владимир Путин, потом оказался Дмитрий Медведев), перекрытие дорог и временные запреты для граждан выходить из домов – говорил о том, что вместе с лидером границу пересек кусочек Северной Кореи. Предложение России о строительстве газопровода через Северную Корею в Южную имеет обратный смысл: «экспорт» кусочка российской экономики в КНДР должен помочь в мирном урегулировании корейской проблемы. Идея красивая, но очень рискованная и нуждается в серьезном спонсорстве со стороны российских граждан.

В самом деле – для Северной Кореи такой проект создавал бы положительную мотивацию. Обычно переговоры с КНДР сводятся либо к давлению, либо к гуманитарной помощи. Много лет мир ведет с КНДР переговоры о ядерном разоружении, и за это время у Кима появилось ядерное оружие и ракетная программа. Коммерческий проект, в рамках которого Северная Корея получала бы возможность покупать дешевый газ и зарабатывать на транзите, помог бы решать вопросы голода и холода, воспитывал бы партнерскую ответственность, сблизил бы интересы обеих Корей, стал бы основой, на которой можно постепенно выращивать другие аспекты мирного урегулирования. И российский президент был оптимистичен после переговоров (см. статью на стр. 02), а со слов его пресс-секретаря мы знаем, что Ким Чен Ир пообещал вернуться за стол шестисторонних переговоров по ядерной проблеме и подумать о моратории на испытания ракетно-ядерного оружия.

Технически и экономически проект газопровода вполне реален. Южная Корея остро нуждается в энергоресурсах – там нет собственных запасов, зато темпы роста энергопотребления одни из самых высоких в мире. По газопроводу из Владивостока в Корею могло бы поступать по 10 млрд куб. м газа в год, что удовлетворило бы сразу четверть потребностей южнокорейского рынка. Южная Корея уже покупает российский газ, но пока только в жидком виде (СПГ) и с единственного в России завода по сжижению на Сахалине, который производит около 10 млн т в год. Приобретаемые объемы пока невелики – около 1,5 млн т в год. Россия давно хочет выйти на перспективный рынок Азиатско-Тихоокеанского региона.

Корейский газопровод стал бы продолжением трубопровода Сахалин – Хабаровск – Владивосток стоимостью 467 млрд руб. Эти затраты окупились бы быстрее, если бы проект состоялся.

Но с точки зрения безопасности поставок этот проект для России на данный момент – безумие. 700 км трубы пройдет по территории Северной Кореи. Все проблемы, с которыми сталкивается Россия при транзите газа через Украину, можно будет умножить на два. Нет гарантий, что КНДР не будет перекрывать трубу, требовать уступок по цене газа для своего внутреннего потребления, выторговывать повышенную плату за транзит, закупать весь российский газ сама и перепродавать его на своих условиях. Поведение северокорейских лидеров непредсказуемо и изменчиво. Как тут не вспомнить переговоры 2000 г. между Ким Чен Иром и Владимиром Путиным: российский президент тогда так понял, что КНДР готова свернуть ракетную программу, а корейский лидер через месяц признался, что пошутил.

По мнению президента East European Gas Analysis Михаила Корчемкина, Южная Корея едва ли примет риск газового транзита через территорию непредсказуемого северного соседа. Здравомыслие в таких случаях обычно побеждает. Например, во второй половине 1970-х ФРГ не согласилась на транзит советского газа через территорию ГДР. В результате был построен обходной газопровод Уренгой – Ужгород через территорию Чехословакии.

Все говорит о том, что условия для действительно коммерческого проекта созреют не скоро. Но Россия и «Газпром» ведь могут пожертвовать экономической эффективностью ради дипломатических и гуманитарных целей. Немного смущает то, что внутренние тарифы «Газпрома» все время растут. Стоимость строительства газопровода по территории КНДР два года назад оценивалась в $3 млрд.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать