Мнения
Бесплатный
Ольга Романова
Статья опубликована в № 2934 от 08.09.2011 под заголовком: Тюрьма и мир: Подарок судьям и силовикам

Ольга Романова: Фальшивая либерализация УК

Госдума приняла в первом чтении третий пакет поправок по либерализации УК. Основные изменения касаются экономической части. Поскольку согласно этим поправкам клевета и оскорбление перестают быть уголовными преступлениями и переходят в разряд административных, не могу удержаться: горите в аду, черти! Если Дума сочтет себя оскорбленной, она может подать в мировой суд и взыскать с меня 5000 руб.

Никакого практического смысла новые поправки не имеют. Как не имели и поправки старые, тоже внесенные Дмитрием Медведевым. То есть они все очень хорошие – и предпринимателей нельзя сажать в тюрьму, а нужно дать им право на защиту, применяя домашние аресты, залоги или подписку о невыезде, и формулировка «парашютной» статьи 174 (легализация средств, добытых преступным путем) переменилась в более или менее цивилизованную сторону, и нижний предел наказания по многим статьям опустился до нуля, и тому подобные прогрессивные новшества. Суды, прокуратура и следствие дружно проигнорировали президентские поправки. Впрочем, если очень сильно захотеть и проявить определенную гибкость и договороспособность, под залог отпустят, но это всегда спецоперация, причем зачастую с криминальным наполнением. То есть у судей, прокуратуры и следствия на самом деле появились новые поводы для торга: получить с предпринимателя взятку, чтобы он смог уйти из тюрьмы под залог. Потом он договаривается на условный срок, т. е. отдает все, что у него есть, и считает, что счастливо отделался. Но далеко не все уходят на этом месте из суда через парадный вход – многих выводят через конвойку, под стражей, поскольку тут же, на суде, предъявляется новое обвинение и господин считается уже рецидивистом, а на них поправки не распространяются. Держать на свободе жертву вымогательства дураков нет.

Тем не менее коротко сообщу о новшествах. После окончательного принятия очередных поправок впервые совершившие преступление экономической направленности смогут избежать уголовной ответственности, если возместят ущерб и перечислят в бюджет возмещение в размере пятикратной суммы причиненного ущерба. Наказание в виде лишения свободы суды смогут назначать совершившим впервые преступление небольшой тяжести только при наличии отягчающих обстоятельств. Сразу прокомментирую: это означает, что жертвы рейдерских захватов будут сидеть. При захвате главный интерес распространяется на объект вожделения, и ущерб тут никому не нужен. Например, заявляет некто Пупкин, криминальный адвокат, что у его клиента из Панамы российский предприниматель Сидоров мошенническим путем похитил пакет акций завода. Сидоров сколько угодно может предъявлять следствию и суду свои документы благоприобретателя акций и требовать на суде от Пупкина предъявить свои. Суд не сочтет документы Сидорова доказательством, а Пупкину поверит на слово. В итоге Сидоров сядет лет на 8–10, но иска ему никто предъявлять не будет. Зачем же? Вдруг Сидоров оплатит ущерб, выйдет на свободу и будет бороться! Пупкин же с решением суда уголовного отправится в арбитраж, где при некоторых усилиях получит чужие акции. Поэтому с новыми поправками невиновный Сидоров будет сидеть – как, впрочем, сидит и при старых. А строитель финансовой пирамиды выйдет, возместив ущерб, при этом найдя 101 способ его минимизации. А фразой про отягчающие обстоятельства черти из Думы могут изрядно посмешить силовиков и судей: да ради бога! Любому человеку можно пришить деяние «в составе группы лиц» или «с использованием служебного положения», что моментально утяжелит деяние.

По новым поправкам принудительные работы станут альтернативой лишению свободы за совершение преступления небольшой и средней тяжести. Осужденный будет трудиться в месте, определенном ФСИН. Это бред сивой кобылы в лунную ночь (еще 5000 руб. запишите за мной). Такая штука в советское время называлась «химией», а сейчас – поселением. Зачем вводить то, что и так давно введено и прекрасно работает? А вот зачем: затраты на создание одного исправительного центра – 70 млн руб. в год. В целом затраты на реализацию законопроекта составят 8,725 млрд руб. Вот в этом месте комментировать не буду – пусть Навальный достает свои 5000, это его полянка.

На позитивной ноте отмечу декриминализацию пресловутой ст. 188 УК (контрабанда). Дошло наконец: контрабанда товаров, не запрещенных к обороту, не является отдельным преступлением. Это уклонение от уплаты таможенных платежей. Ответственность давно предусмотрена ст. 194 УК. Контрабанда оружия и наркотиков не является преступлением экономической направленности – это вообще не к бизнесу. Однако я внимательно наблюдаю за громким делом Рощиных и Бажибиной (владелец маленькой фирмы, водитель и главбух сидят три года по ст. 188 за полистирол, их приводят на суд с конвоем и собаками), поначалу в Перовском суде прокурор потребовал 22 года. Дали 18, потом скостили до восьми, сейчас в Никулинском суде идет второй процесс. Судья Бобков измывается над подсудимыми, адвокатами и даже слушателями так, как будто стажировался в гестапо (здесь 5000 не записывайте, это я буду оспаривать в публичном процессе). Судя по всему, Бобков уже знает, каким образом он наплюет на очередные поправки.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать