Мнения
Бесплатный
Мария Эйсмонт
Статья опубликована в № 2934 от 08.09.2011 под заголовком: Гражданское общество: Судебный молох

Мария Эйсмонт: Неизлечимый суд

Многое бы я отдала, чтобы знать, что происходило в голове судьи Таганского суда Натальи Лариной, когда в минувший понедельник она объявляла бывшему чиновнику Минтранса Владимиру Макарову, что ближайшие 13 лет он проведет в колонии строгого режима со страшным штампом «педофил». Громкое дело отца, обвиненного в насильственных действиях в отношении собственной семилетней дочери, разваливалось еще на стадии следствия, но, несмотря на отсутствие каких бы то ни было реальных доказательств вины Макарова и широкую кампанию в его защиту в прессе, завершилось обвинительным приговором.

Судья Ларина зачитывала этот приговор перед телекамерами тихим дрожащим голосом и такой скороговоркой, что приходилось напрягаться, чтобы понять, какие слова она произносит. Весь процесс занял не больше пяти минут. Закончив, она почти выбежала из зала, стараясь не встречаться взглядом ни с кем из присутствующих. Было ли ей стыдно? Было ли ей жалко молодого мужчину в клетке, обреченно закрывшего глаза? Подумала ли она хоть на секунду о жене осужденного ею человека Татьяне, которая первым делом бросилась обниматься с мужем через решетку? (Стала бы так себя вести мать действительно изнасилованного отцом ребенка?) Поставила ли она себя хоть на минуту на место этой молодой женщины, вытиравшей потекшую тушь с лица, перед тем как ответить на вопросы тележурналистов о том, что она сейчас чувствует и что собирается рассказать своей дочери?

Одна знакомая, когда-то работавшая вместе с Лариной, отзывалась о ней как об умной и приятной женщине, которая «по собственной воле никогда не будет делать гадости, только если получит указание сверху». Во время допроса девочки судом Ларина, как с благодарностью вспоминала после Татьяна Макарова, вела себя «крайне корректно» и делала все, чтобы не травмировать ребенка. Судья видела девочку – здоровую и любящую своих родителей, слышала показания свидетелей и не могла не понимать, что ни одного прямого доказательства вины Макарова обвинение не представило. А потом она, видимо, получила те самые указания сверху.

Чем рисковала Наталья Ларина, вынеси она оправдательный приговор? Работой? Премией? Неприятным разговором с начальством? Счастье благополучной российской семьи разрушено, жизнь и здоровье Владимира Макарова, осужденного на 13 лет за педофилию, в опасности, не говоря о психологическом состоянии его дочери, когда она наконец узнает правду. Это того стоило?

Показательна реакция прессы на дело Макарова: это редчайший в наши дни пример солидарности большинства государственных и негосударственных журналистов. Даже контролируемые Кремлем телеканалы, несмотря на давление со стороны следственных органов, честно освещали процесс и позволили себе если не назвать приговор неправосудным, то по крайней мере открыто усомниться в виновности осужденного.

Макарова еще можно спасти: впереди апелляция в вышестоящие инстанции. Сложившуюся сегодня российскую судебную систему спасти уже нельзя. Ее можно только уничтожить, чтобы создать на этом месте что-то принципиально другое. И чем скорее это произойдет, тем лучше.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать