Мнения
Бесплатный
Антон Олейник
Статья опубликована в № 3009 от 23.12.2011 под заголовком: Украденные выборы: Немодные вопросы

Антон Олейник: Смена модели, а не гардероба

Двубортные пиджаки сменяют однобортные, юбки меняют длину, мех становится приемлемым, а потом снова неприемлемым, безоговорочная поддержка и всенародная любовь к «гаранту стабильности» сменяется выражением ненависти и недоверия «режиму». Протестовать сегодня модно. Как было модно еще пару лет назад говорить о выгодах стабильности и порядка.

С одной стороны, мода на протест рождает надежду на изменения. Может быть, не сегодня. Завтра. Через пару лет. С другой стороны, если все надежды связывать с изменчивой модой, то где гарантия против получения в конечном счете новой версии однобортного пиджака и мини-юбки?

Помимо традиционного протестного электората на площадь сегодня выходят самые что ни на есть «светские» и «модные» персонажи. Известный своими эпатажными бизнес-решениями и рекламными кампаниями Олег Тиньков зовет массы на митинги и не дает «ломаного гроша» за «этот режим» через пару лет. Светский обозреватель «Газеты.ру» Божена Рынска попадает в отделение милиции за участие в митинге оппозиции, откуда ее вызволяют целый ряд других деятелей масс-культуры. Даже вроде ушедшие на политическую пенсию Михаил Горбачев и Юрий Лужков вдруг заявляют о своей поддержке «внесистемной оппозиции» и выражают сомнение в достоверности официально объявленных результатов выборов в Государственную думу. В общем, в обществе сегодня модно появляться в берете a la Че Гевара.

Мода на протест позволяет надеяться на достижение критической массы, без которой изменение правил игры в российской политике просто немыслимо. Она дает надежду – если не на зиму, то, может быть, на весну. Возможно, даже не следующую. Но надежду на изменения.

Вопрос в том, какими могут оказаться эти столь желанные сегодня для многих изменения, если все строится прежде всего на моде на оппозиционность, а не на последовательной и кропотливой критике сложившегося порядка и на его переустройстве в самых обыденных ситуациях – на работе, в университете, в общественном транспорте, во дворе.

Торстейн Веблен был одним из первых экономистов, обративших внимание на феномен моды. Он рассматривает моду с точки зрения ключевой для него категории демонстративного потребления. Следование моде свидетельствует о праздном характере занятий, а ее изменчивость отражает необходимость скрывать этот факт, когда он становится слишком очевидным. «Даже в своих самых вольных проявлениях мода если и уходит, то редко от симуляции какой-либо показной пользы. Мнимая полезность модных деталей одежды является, однако, столь очевидным притворством, а их фактическая бесполезность вскоре заставляет нас так прямо обратить на себя внимание, что становится нестерпимой, и тогда мы прибегаем к новому стилю» («Теория праздного класса»).

С этой точки зрения мода – лишь один из способов выделиться, привлечь к себе внимание. Как только достигается «критическая масса» двубортных пиджаков, они выходят из моды, будучи больше не способными гарантировать повышенное внимание к их носителям. Не произойдет ли то же самое с модой на оппозиционность? Мы ведь уже пережили несколько таких периодов в 1990-е гг., и в их начале, и в период кризиса 1998 г.

Чтобы этого не случилось, стоит задать уже сейчас целый ряд немодных вопросов – полностью осознавая связанный с этим риск получения статуса носителя «малинового пиджака» или золотой цепи вокруг старательно накачанной шеи, когда все вокруг ходят в унисекс, а шеи – чем тоньше, тем лучше. Вот лишь несколько из них.

Кто потенциально способен прийти на смену правящему «тандему»? Умеренные националисты (как в Тунисе)? Или более радикальные националисты (как это может случиться, например, в Египте)?

При какой системе сдержек и противовесов будет действовать новый лидер? Если при нынешней, то где гарантии против появления Путина-3 (лейбл «Путин-2» закрепился за собственно Владимиром Владимировичем, готовящимся вернуться в президентский кабинет после четырехлетнего перерыва) или Медведева-2?

И самый неудобный, а значит, и немодный вопрос: каковы гарантии того, что после всех возможных встрясок и эйфории превалирующая модель властных отношений не продолжит свое воспроизводство? Ведь именно это происходит сегодня и на Украине, и в Киргизии.

Сказанное ни в коем случае не стоит расценивать как аналог брюзжания светской дамы, которая ввиду своего возраста вынуждена довольствоваться наблюдением со стороны за бренностью усилий молодых модниц на балу. Просто шансы на изменение системы (или на «смену режима», если использовать более модное словосочетание) есть только в том случае, когда мода на берет a la Че становится первым шагом к смене не только гардероба, но и собственно поведения.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать