Кирилл Харатьян: Младенческий праздник

На Новый год хочется пожелать вам побыть младенцами, согретыми бескорыстной и спокойной любовью
Д.Гришкин / Ведомости

На Новый год принято желать разных успехов — производственных, творческих, бытовых, материальных; затем, разумеется, здоровья и, наконец, счастья, которое, выходит, вовсе не функция от здоровья и благополучия, раз его желают отдельно.

С Новым годом рядом располагается Рождество Христово, праздник появления на свет Младенца. Он родился в ничтожестве, среди скотов; Он родился в семье, по-современному говоря, мигрантов, не нашедших себе пристанища кроме хлева; но встречен Он был торжественно и радостно: в мир пришло Счастье. (Тут я могу решительно порекомендовать мультфильм Михаила Алдашина «Рождество».)

К младенцам у людей отношение — за крайними исключениями — одинаковое: младенцы вызывают умиление и радость. Еще хочу заметить важное: на младенцев никто не обижается, даже если, например, дитя вцепится в лицо или собьет очки. Мне нарочно хочется это повторить: представьте себе, что взрослый здоровый мужик подойдет к вам и вцепится в лицо или даст с размаху по очкам — как вы будете реагировать? Сдачи дадите? А если то же самое сделает тот же мужик, но в несколько более раннем возрасте, полугодовалый, вы разве что улыбнетесь — и в голову не придет его обидеть. Ну и сам младенец ни на кого обидеться не может, а если и расплачется, то точно не от обиды.

Рождество Христово потому чрезвычайно важный праздник, думаю я, что оно как бы говорит нам: станьте младенцами. Я не имею в виду, что нам следует беззаботно, с равнодушным выражением на лицах вцепляться в бороды и сбивать очки; я о кротости и незлобивости, свойственных младенцам.

Им для счастья — полного, безоблачного, ничем не омраченного — достаточно очень малого, но в то же время очень многого: любви.

Я тут вот что заметил: желая кому-нибудь любви, я говорю скорее о добрых отношениях с окружающими, о бесконфликтном проживании быстротекущей жизни и о семейном мире. В то время как любовь, конечно же, — совершенно иное чувство, и как раз младенцы заставляют его ощутить. Добрые отношения с окружающими, а равно и семейное благополучие все-таки, как правило, подразумевают мирный обмен какими-то ценностями; любовь же к младенцам — и их ответная любовь — никакой ценности в современном понимании этого слова не несет. В самом деле, ну чего полезного может быть в слабой улыбке маленького человечка и в ответной улыбке его матери?

Это состояние бескорыстной, спокойной и всепоглощающей любви — редкость в нынешнем мире, да и в прошлом была редкость, я думаю. Должно быть, именно такая любовь служит залогом подлинного счастья, того самого, которого желают отдельно от успехов и здоровья. То есть, говоря простыми словами, больной и бедный человек может быть безоблачно счастлив, а богатый и здоровый — глубоко несчастлив. То есть, простите за банальность, карьерный рост, счет в банке и хороший автомобиль не обеспечивают настоящего удовлетворения от жизни. То есть (назидательно эдак), чтобы хорошо жить, надо искать чего-то иного, нежели производственные и творческие успехи, здоровье и красивая внешность.

Вот, собственно, я и подошел к тому главному, чего мне хочется пожелать вам в наступающем сложном году. Не честных выборов, не денег и чинов и даже, простите, пожалуйста, не крепкого здоровья — хотя всего этого, конечно, тоже. А чувства, что вы согреты любовью и полностью в ее власти, отчего по душе вашей разливается беспричинное, младенческое счастье.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать