Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 3066 от 23.03.2012 под заголовком: От редакции: Лицензия на коррупцию

От редакции: Лицензия на коррупцию

Российская власть не готова идти на радикальные реформы, которые могут затронуть экономические интересы правящей элиты.

Дмитрий Медведев на заседания рабочей группы по формированию системы «Открытое правительство» приглашает, как и обещал, даже привычных критиков власти и выслушивает радикальные предложения. Но совещательный орган есть совещательный орган. Вчерашнее обсуждение борьбы с коррупцией закончилось тем, что Медведев в целом принял экономическую часть разработанной группой экспертов концепции по борьбе с коррупцией – и отказался от реализации политико-уголовной части (так называемой борьбы с большой коррупцией). Российская власть воспринимает проблему как тему для торга с оппозицией: что-то мы возьмем, от чего-то откажемся. Но комплексный подход и есть главное в борьбе с коррупцией. Избирательность означает неминуемое поражение.

Авторы концепции разбили ее на пять блоков: сокращение госвмешательства в экономику; меры по снижению коррупции в госзакупках и повышение качества корпоративного управления в госкомпаниях; борьба с большой коррупцией; формирование механизмов общественного контроля; снижение уровня бытовой коррупции. С экономическими предложениями президент в основном согласился (см. статью на этой странице), тем более что на уровне деклараций многие из них давно существуют в повестке самого Медведева. Вещи вроде пропаганды нетерпимости к коррупции в обществе или увеличения уровня раскрытия информации о деятельности государственных органов тоже было легко поддержать. А вот с большой коррупцией возникли проблемы.

Главные предложения в этой части касались создания специального Бюро по противодействию коррупции; включения в законодательство понятий «коррупционный доход», «незаконное обогащение», «публичное должностное лицо» и др., содержащихся в международных антикоррупционных конвенциях (в частности, пришлось бы ратифицировать статью 20 Конвенции ООН против коррупции); создания системы защиты и вознаграждения граждан, информирующих о фактах коррупции; фактического введения презумпции виновности публичных должностных лиц. Президент не увидел необходимости все это делать – в частности, он считает, что структура по противодействию коррупции может быть создана в рамках Генпрокуратуры.

Про борьбу с коррупцией все известно. Накоплен опыт разных стран, с успехом применяемый в тех местах, где политики хотят очистить государство. Ратифицированная Россией, кроме статьи 20, Конвенция ООН содержит еще одну статью, 36, которая у нас фактически не работает. Эта статья обязывает государство назначить орган или лиц, специализирующихся на борьбе с коррупцией с помощью правоохранительных мер. Они должны иметь необходимую самостоятельность, обладать надлежащей квалификацией и ресурсами.

Специальные органы по борьбе с коррупцией ОЭСР делит на три вида: многоцелевые агентства, обладающие полномочиями правоохранительных органов и функциями по предупреждению коррупции (самые известные – Бюро по расследованию коррупционных практик в Сингапуре и Независимая комиссия по борьбе с коррупцией в Гонконге); учреждения по борьбе с коррупцией в структуре правоохранительных органов (например, специальная прокурорская служба в Испании); институты по предупреждению коррупции, разработке политики и координации действий в сфере борьбы с коррупцией.

В развитых странах, в частности в Западной Европе, практически нет многоцелевых агентств с обширными полномочиями – существующие правоохранительные органы и суды обладают достаточной степенью доверия, спецпрокурорам достаточно автономии даже в рамках генпрокуратуры. Наоборот, в развивающихся странах с высоким уровнем коррупции часто приходят к созданию групп «неприкасаемых».

В России уровень доверия к той же Генпрокуратуре (особенно после ряда дел о коррупции) низок. Об уровне коррупции можно не напоминать – он гипервысок по любым оценкам. В этих условиях назначение ответственных за борьбу с коррупцией внутри существующих органов – это сигнал, что преследований не будет. Это, по сути, лицензия на продолжение большой коррупции во всей красе.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать