Статья опубликована в № 3089 от 25.04.2012 под заголовком: Цифра недели: 14 помилованных

Максим Гликин: Одно знаковое освобождение из 14

Вчера на прощальном Госсовете президент Дмитрий Медведев заявил, что его политика на высшем посту строилась по формуле «свобода лучше, чем несвобода». Накануне он подкрепил этот тезис указами, даровав свободу в самом прямом смысле этого слова 14 заключенным.

Имена 13 из них населению неизвестны, статьи УК, по которым их осудили, на сайте президента не назывались. В числе освобожденных, как нам удалось выяснить, Раиса Кувандыкова из Башкирии, осужденная за браконьерство. Другой помилованный – ее земляк Рустам Ханнанов, солдат-срочник, осужденный за самовольное оставление воинской части.

И только имя Сергея Мохнаткина знает вся страна. Он получил два с половиной года колонии, вступившись за участницу митинга на Триумфальной, которую грубо тащил в автозак омоновец. Мохнаткин единственный из «списка 39» – перечня неправедно осужденных, который передали в Кремль организаторы митингов на Болотной, реализуя одно из требований протестного движения.

В Кремле намекали: отпустят тех, кто сам попросит о помиловании. При этом было понятно, что попросят не все, а кому намекнут, что просить стоит. Ясно было: иные – как экс-руководители ЮКОСа или Таисия Осипова – и сами не захотят. Таким образом, единственный выпущенный – итог сложного многоступенчатого компромисса между Кремлем, гражданским обществом и сидельцами.

Одно знаковое освобождение из 14, одно исключение из 39 (при том что Мохнаткину скостили всего полгода) – это и есть дозволенный при Медведеве уровень свободы, степень ее отличия от несвободы.

Та же история со многими другими свободами от Медведева. Например, с возвращенной населению свободой выбирать губернаторов. По мере воплощения идеи президента в закон, поиска компромисса, для выдвиженцев не от власти воздвигли целую полосу препятствий. Не согласованным с властью политикам почти не остается шанса добежать до финиша, стать – нет, не губернаторами – хотя бы кандидатами. Эту свободу выбора по-медведевски уже трудно отличить от прямого назначения по-путински.

Тем не менее отличия есть. Есть с точки зрения динамики. Это все-таки разворот тренда. По многим направлениям за четыре года сделан маленький шаг от несвободы к свободе. Будет ли, как это у нас принято, произведено два шага назад – вопрос уже к Путину. Но по крайней мере в судьбе конкретного человека, Сергея Мохнаткина, разворота, надеемся, не произойдет. И это уже хорошая новость.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать