Статья опубликована в № 3308 от 19.03.2013 под заголовком: Цитата недели

Михаил Оверченко: Надежды киприотов на вечный приток российских денег закончились

«На экстренной встрече Еврогруппы мы столкнулись с уже принятыми решениями». Никос Анастасиадис, президент Кипра

Кипр вынудили ввести налог на депозиты, заявил в субботу Анастасиадис. Иначе – немедленное банкротство банков, а Кипр не смог бы выплатить 30 млрд евро по застрахованным вкладам на сумму до 100 000 евро, потери же по крупным вкладам Анастасиадис оценил в 60%.

В факте подчинения требованиям внешних кредиторов нет ничего нового. В 1876 г. Британия вторглась в Турцию, чтобы вернуть свои долги, а шестью годами позже с той же целью оккупировала Египет. В наше время оказавшимся на грани дефолта странам условия нередко диктовал МВФ. Еврозона заставляет Грецию, Ирландию, Португалию и Испанию проводить жесткую бюджетную экономию, Греция также была вынуждена реструктурировать гособлигации.

Но некоторые лишались и большего – суверенитета. В книге «На этот раз все будет по-другому: восемь веков финансового безрассудства» Кеннет Рогофф и Кармен Райнхарт напоминают историю Ньюфаундленда, который в начале ХХ в. был независимой демократической страной – доминионом в Британской империи, как и соседняя Канада. Там функционировал старейший (после собственно лондонского) парламент в Британской империи. Но в 1920-е гг. 280 000 жителей Ньюфаундленда и его компании набрали огромные кредиты, в основном у канадских банков, что обеспечило стремительный рост благосостояния. Затем началась Великая депрессия. К 1932 г. долги достигли $100 млн, бюджетный дефицит превысил 10% ВВП, в стране царили голод и преступность, премьер-министр чуть не погиб во время уличных беспорядков. В 1933 г. Ньюфаундленд передал себя под контроль Британии, которая в 1949 г. фактически заставила его проголосовать за присоединение к Канаде, принявшей в обмен на 10-ю провинцию обязательства по 90% долгов острова.

Причины любого кризиса нашего века вполне объясняет фраза из доклада британской комиссии от 1933 г. о ситуации в Ньюфаундленде: «Благодаря постоянному притоку желающих дать кредит [жители] уверовали, что наступила эпоха легких денег».

В 2000-е американцы уверовали во всесилие кредита, рынка недвижимости и ипотечных облигаций, греки – в то, что в еврозоне они могут выпускать облигации с доходностью, как у Германии, и так финансировать свою неконкурентоспособную экономику. А киприоты – что привлеченные низкими налогами иностранцы, особенно россияне, которым есть что скрывать, будут всегда нести им деньги. По оценке Royal Bank of Scotland, банковские активы Кипра – 125 млрд евро, в 7 раз больше ВВП. Тысячи фирм-посредников размещают иностранные деньги в кипрских банках. Как рассказала Financial Times директор одной из таких фирм, она оказывает посреднические услуги некоему российскому чиновнику, который время от времени переводит на Кипр по $1 млн. Легкие деньги, куда уж легче? Но расплачиваться за них приходится уже другими материями.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать