Мнения
Бесплатный
Даниил Либерман|Давид Либерман
Статья опубликована в № 3650 от 12.08.2014 под заголовком: Интернет: Спасти рядового пользователя

Давид Либерман, Даниил Либерман: Спасти рядового пользователя

Аэростаты Google Loon, которые будут зависать на высоте 32 км и раздавать интернет на скорости, близкой к 3G, - один из способов сбежать от регулирования правительств
Marty Melville / AFP

Недавно премьер-министр Дмитрий Медведев подписал постановление, согласно которому доступ к открытым сетям WiFi больше не будет анонимным. Никакого предварительного обсуждения этого документа не было. Точно так же, без согласования с отраслевым сообществом, российский парламент месяц назад принял закон о персональных данных. С 1 сентября 2016 г. всем глобальным интернет-сервисам придется хранить персональные данные российских граждан на серверах на территории России. Персональные данные - это не только имя и номер паспорта, но и переписка, покупки, информация о кредитных картах и перемещениях.

Если компании откажутся, их ресурсы будут заблокированы Роскомнадзором. Российские граждане лишатся Facebook, Twitter, Google и Whatsapp. Не смогут бронировать отели через Booking.com, покупать книги в Amazon и даже загружать приложения из Appstore.

С точки зрения современного городского жителя апокалипсис - это не когда с неба падают огненные шары, а когда нужно идти в туристическое агентство (!) за путевкой (!) и платить за нее наличными. Ощущение конца света усиливают расплывчатые формулировки и полное непонимание, как эти законы будут реализованы. В СМИ, интернете и на кухнях с грохотом несутся друг на друга две волны: «нам все запретили, вайфай по паспорту, пора бежать» и «мы ничего не можем сделать, сидим и ждем». И для тех, кто в ужасе устремился прочь от запретительных привычек родных законодателей, и для адептов «да ладно, пронесет» у нас плохие новости: бежать уже практически некуда, но и ждать сложа руки нельзя.

То, что эти решения выглядят дико, связано больше не с тем, что делает российское государство, а с тем, как оно это делает. Законы принимаются впопыхах и практически без консультаций с интернет-компаниями. Нам, как обычно, ничего не объясняют, от настойчивых вопросов отмахиваются. Однако, если посмотреть на явление шире, эти законы - лишь часть общемирового тренда. По всему миру национальные государства все настойчивей начинают вмешиваться в работу всемирной сети. Многие выступают за ее «национализацию». Где-то говорят об удалении контента, где-то и вовсе о блокировке ведущих ресурсов, таких как Google и Facebook.

Плохие парни

В марте 2014 г. премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган издал постановление о блокировке Facebook, которое позже отменил президент Турции Абдулла Гюль. Эрдоган много раз обвинял американские ресурсы в том, что с их помощью его противники вбрасывают информацию, дискредитирующую правительство, которое обеспечило Турции больше 10 лет экономического роста и улучшение жизненных стандартов. Инициатором кампании он считает Фертуллу Гюлена, который когда-то был его союзником, но затем сбежал в США. Противники Эрдогана выкладывают на Facebook и YouTube его телефонные переговоры, в которых премьер Турции обсуждает коррупционные сделки. Или приказывает главным редакторам газет увольнять корреспондентов, которые неправильно освещают его работу. Если выложенные переговоры не подделка, то недовольство Эрдогана может быть вызвано тем, что Facebook и Google - единственные крупные источники информации в Турции, которые он не контролирует.

В 2010 г. Google был вынужден перенести серверы из Китая в Гонконг, после того как сторонники властей взломали электронную почту диссидентов. До этого у поисковика были постоянные трения с властями из-за фильтрации результатов поиска. С тех пор доля Google в китайском поиске сократилась с 30 до 3%.

В фильме «Миллионер из трущоб», который получил восемь Оскаров в 2008 г., главный герой легко отвечает на вопрос, что держит в правой руке бог Рама. Малообразованный сирота из трущоб знает ответ не по книгам. Перед его глазами встает картинка погрома, который когда-то устроили в его мусульманской общине сторонники индуизма. В 2012 г. суд города Нью-Дели обязал Google и Facebook в досудебном порядке в течение 36 часов удалять контент, оскорбляющий представителей различных религий. В противном случае пригрозив блокировкой, аналогичной китайской. Это возмутило правозащитников: неужели в крупнейшей демократии мира будет введена цензура? Однако интернет-компаниям пришлось выполнить это условие. Индийское государство можно понять. Это решение направлено не на сохранение чьей-то власти, а на предотвращение межрелигиозных столкновений, которых в истории Индии было множество.

Хорошие парни

В последнее время к странам, призывающим к регулированию интернета, присоединились те, кого не принято подозревать в постыдных ограничениях свобод.

Англия за минувший год удалила больше 35 000 интернет-страниц радикальных исламистских группировок, которые распространяют пропаганду и рекрутируют бойцов.

Еще больше опасений у Евросоюза. Министр экономики Франции Арно Монтебур боится, что Европа превратится в «цифровую колонию глобальных интернет-гигантов». Доля Google в европейском поиске составляет 92%. Даже в родных США у поисковика лишь две трети рынка. В ЕС за регулирование деятельности глобальных интернет-компаний выступает множество групп. В июне немецкое правительство разорвало контракт с американским провайдером Verizon. Компания предоставляла телекоммуникационные услуги нескольким государственным агентствам. После разоблачений Сноудена немецкие политики опасаются, что провайдер передаст информацию об их гражданах АНБ.

Недоволен и местный бизнес. Google, Facebook и Apple уничтожили бизнес множества локальных компаний - издательств, звукозаписывающих компаний, а также специализированных поисковых сервисов: авиабилетов, отелей, ресторанов. Google поднимает в выдаче свои собственные проекты, а не те, которые популярны, тем самым нарушая собственные правила и осуществляя за счет монополии в поиске передел других секторов рынка. В итоге европейские антитрастовые регуляторы обязали Google демонстрировать в результатах поиска как минимум трех конкурентов. Однако расследование началось в 2010 г., а решение было принято в 2014-м. За это время влияние Google только усилилось. Он успел стать лидером в сегменте мобильных ОС и вот-вот создаст новый рынок беспилотных автомобилей.

Настоящую войну Google объявил руководитель крупнейшего немецкого медиахолдинга Axel Springer Матиас Допфнер. Он не стесняется сравнивать компанию с мафией и обвиняет Google в строительстве цифровой империи, которая подминает под себя сегмент за сегментом, используя монополию в поиске. Заявления «Если вам нечего скрывать, значит, вам нечего бояться», которыми оправдываются Facebook и Google после скандала с АНБ, по мнению Допфнера, легко могли принадлежать спецслужбе какого-нибудь тоталитарного государства, например «Штази».

За свои персональные данные опасаются и рядовые граждане. Боятся, что их будут продавать рекламным агентствам, страховым компаниям или передавать спецслужбам.

Европа не готова ограничиваться только регулированием. Бывший премьер-министр Люксембурга Жан-Клод Юнкер, недавно избранный следующим президентом Еврокомиссии, считает строительство мощной цифровой экономики в ЕС своим главным приоритетом. Он выступает за скорейшую гармонизацию всех правил и стандартов, чтобы Европа перестала быть множеством мелких цифровых рынков и превратилась в один большой, способный конкурировать с США и Китаем.

И взлетим, и поплаваем

На интернет-компании наступают по всем фронтам, но они придумывают пути отступления. В 2008 г. Google запатентовал плавучий дата-центр. У изобретения есть чисто экономический смысл. Баржа преобразует кинетическую энергию волн, а также использует воду для охлаждения, чем сильно снижает энергопотребление. Дата-центры - очень энергоемкие объекты. На них приходится 1,5% мирового потребления энергии. У Google, возможно, самые энергоэффективные дата-центры, коэффициенты использования энергии в которых составляет 1,2. Это значит, что впустую расходуется лишь пятая часть. Плавучие дата-центры будут обходиться еще дешевле за счет экономии не только на энергии и охлаждении, но и на аренде недвижимости. Две такие баржи уже стоят в бухтах Портленда и Сан-Франциско.

Но есть и кое-что кроме экономики. Территориальные воды государств насчитывают от 5 до 200 миль. Если такая баржа отплывает дальше, она оказывается вне юрисдикции национальных государств и не подчиняется их законам. В том числе о хранении и передаче персональных данных. Параллельно Google начинает скупать оптоволоконные кабели, проложенные по дну океана. Рано или поздно мы увидим дата-центры поисковика, подсоединенные к этим кабелям и дрейфующие в нейтральных водах.

В апреле 2014 г. Google купил крупного производителя дронов Titan Aerospace. До этого Facebook приобрел аналогичную британскую компанию Ascenta. Дроны, питающиеся от солнечных батарей, могут непрерывно находиться в воздухе и раздавать оттуда интернет на протяжении пяти лет. Не исключено, что в будущем странам, которые захотят заблокировать Google и Facebook на своей территории, понадобится хорошая система ПВО.

Есть еще аэростаты Google Loon, которые будут зависать на высоте 32 км и раздавать интернет на скорости, близкой к 3G. Проект изначально задуман как некоммерческий, призванный донести интернет в труднодоступную и сельскую местность. Но кто знает, что произойдет в будущем - весь земной шар может стать труднодоступной сельской местностью.

Очевидно, что и Google, и Facebook хотят сбежать от регулирования национальных правительств. От всех, даже от американского. Они явно хотели бы избавиться от обязанности передавать данные спецслужбам, потому что именно скандал с разоблачениями Сноудена сильно пошатнул их позиции в большинстве стран. Но вероятность, что у них получится, невелика. Например, фокус с платформами не удастся, если национальные правительства поменяют международное право и сделают так, что любое судно должно путешествовать под чьим-то национальным флагом и подчиняться законам этого государства. Чтобы рычаги влияния и денежные потоки в прямом смысле не уплыли от них.

Спасите нашу сеть

К чему это может привести? К тому, что интернет, такой, каким мы его знаем, будет уничтожен. Это скажется на экономике, потому что именно сеть обеспечивала больше 20% ежегодного роста ВВП в развитых странах. И сильно снизит глобальную взаимосвязанность мира, отбросив человечество назад.

Мы, как обычно, растянулись между «все пропало» и «все нормально», минуя продуктивные состояния. Интернет-сообщество обсуждает, насколько ему неудобно, вместо того чтобы искать выход.

Но лежит он не в области законодательства или технологий, а, как это ни странно, в области философии. Национальные правительства регулируют интернет под предлогом защиты прав своих граждан. Однако на деле защищают свои интересы и свою власть, которая стремительно размывается из-за того, что множество людей получили доступ к огромным массивам информации. А также из-за того, что интернет дал людям множество более эффективных механизмов координации.

Однако интернет-гиганты, будучи технологически совершеннее государств, не отличаются от них в плане отношения к своим «гражданам» - пользователям. Им точно так же выгодно иметь дело с массой подписчиков, навязывая всем универсальные правила, используя их данные и их активность по своему усмотрению.

Так вот, Марк, Сергей и Ларри, эти данные не ваши. Эти данные - наши. Сейчас под предлогом защиты наших интересов эти данные у вас заберут. Мы все останемся ни с чем, а государства распорядятся данными, как умеют. А мы знаем, как они умеют. Это прекрасный момент, когда пользователи и интернет-гиганты могли бы договориться - или хотя бы попытаться. Договориться по-настоящему, заключить персональные соглашения, учитывающие интересы конкретного юзера. Это сложно, но это может сработать.

Пример России в этом смысле довольно прост. Почему государство должно решать, где граждане будут хранить свои данные? Почему бы не предложить этот простой выбор каждому пользователю? Где вы хотите размещать ваши данные: в России или там, где решит Facebook? Или даже так: в России, или США, или Сингапуре, или Берлине, или на барже у берегов Антарктиды? Почему бы представителям Facebook не предложить это простое решение Роскомнадзору, когда они будут проводить очередную закрытую встречу?

Но совсем честным будет сопроводить каждую опцию описанием рисков. Например: «Если вы выберете размещение ваших персональных данных в США, вас будет читать АНБ. Если вы лайкнете пост человека, приближаться к которому вам запретил суд, вы можете быть осуждены на срок от 2 до 30 лет. Если вы выберете размещение в России, вас будет читать ФСБ. Если вы сделаете репост ролика Навального о невыполненных обещаниях «Единой России», вас могут судить за экстремизм и посадить на пару лет».

Почему надо перейти от навязанных соглашений к подробным и добровольным? Описывающим, где хранятся данные пользователя, что происходит с историей его поиска и социальным графом и кому они могут передаваться. Потому что если пользователь заключит соглашение осознанно, он будет уверен, что его интересы соблюдены. И отнесется крайне настороженно к любой третьей стороне, которая захочет вмешаться под предлогом защиты его интересов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать