Статья опубликована в № 3690 от 07.10.2014 под заголовком: Экономическая политика: Ловушка среднего дохода

Иван Любимов: Ловушка среднего дохода

Д.Абрамов / Ведомости

Значительное число экономических исследований указывает, что экономический рост чувствителен к неравенству доходов. Например, меньшее неравенство снижает уровень социальной напряженности в обществе. Как результат, инвесторы испытывают большую уверенность в том, что социально опасных явлений удастся избежать и они смогут получить отдачу от своих инвестиций. Их уровень возрастает, и темпы экономического роста становятся выше.

Однако выбор типа политики перераспределения доходов также влияет на экономический рост. Например, можно использовать доходы для улучшения качества высшего образования. Или для сохранения малоэффективных рабочих мест. Эффект для роста в каждом из этих случаев разный. Какой выбор сделает власть, не в последнюю очередь зависит от ее свойств. Например, от сложившегося в экономике уровня коррупции.

Многие развивающиеся общества оказались в положении, которое экономисты называют ловушкой среднего дохода. По определению Рикардо Хаусманна и Ланта Притчетта (Harvard Kennedy School), а также Дэни Родрика (Принстон), страна попадает в эту ловушку, если при уровне годового подушевого дохода не менее чем в $10 000 по ППС и достаточно быстром росте в недавнем прошлом годовые темпы роста экономики устойчиво сокращаются на 2 процентных пункта. Российская экономика имеет высокие шансы соответствовать этим требованиям: в среднем за семь лет до 2013 г. ВВП рос достаточно быстро, а в 2013 г. произошло резкое замедление темпов роста до 1,3%. В 2013 г. подушевой доход в России составил $14 600.

Объяснение этого явления заключается в том, что примерно на уровне $15 000-16 000 подушевого ВВП развивающиеся экономики исчерпывают те возможности для роста, которые не требуют новой партии экономических реформ. Инвестиции в создание сборочной индустрии сделаны, переток рабочей силы из сельского хозяйства в промышленность близится к завершению, некогда пустовавшие мощности вновь загружены.

Для дальнейшего роста ей нужны новые усилия. Но какие именно?

В 2013 г. Барри Эйченгрин из Беркли, Кванхо Шин из Университета Кореи и Донгьюн Пак из Азиатского банка развития показали, что избежать ловушки среднего дохода легче, если страна экспортирует больше высокотехнологичных товаров. Они также обнаружили, что вероятность преодоления ловушки положительно связана с долей граждан, получивших высшее образование и накопивших человеческий капитал. В этом случае экономика способна на большее, чем сборка индустриальных товаров, и получает возможность продолжить гонку за развитыми странами.

Одной из форм перераспределения доходов может быть накопление человеческого капитала. Качественные программы высшего образования требуют больших затрат, которые финансируются среди прочего за счет собранных налогов. А выпускниками университетов становятся и дети из бедных семей. Но насколько вероятна такая форма перераспределения доходов в стране с высоким уровнем коррупции?

Чтобы ответить на этот вопрос, допустим, что в экономике создано несколько хороших магистерских программ, качественное высшее образование стало доступнее и выпускает на порядок больше хороших программистов, инженеров и экономистов, чем прежде. Теперь значительное число граждан имеет достаточный запас человеческого капитала, чтобы претендовать на рабочие места, связанные с выполнением технологически более продвинутых этапов в производстве конечного продукта, выпускаемого транснациональными компаниями. Неплохая карьера по специальности становится доступной этим людям не только в их городе, регионе или даже стране. В результате возросшего уровня человеческого капитала доходы таких людей увеличиваются и становятся более устойчивыми - по крайней мере до тех пор, пока национальная или мировая экономика не будет перенасыщена их профессиональными услугами.

Вполне вероятно, что эти изменения отразятся и на политическом выборе этих людей. Они едва ли будут благодарны государству за субсидируемые продукты, которым был бы рад бывший рабочий, хронически сидящий без работы. Или надбавке в 100 евро, которой обрадуется средний школьный учитель географии.

Люди, получившие хорошее образование, перемещаются в более высокие доходные децили, перед ними не стоит проблема удовлетворения базовых потребностей, они вряд ли нуждаются в госуслугах, более востребованных бедными. Скорее им нужны качественные общественные блага: современная система правопорядка, продвинутое здравоохранение и хорошее образование для детей. Для создания качественных общественных благ нужно значительное увеличение эффективности бюрократии и борьба с коррупцией. Но как быть, если низкое качество власти стало устойчивой чертой экономики?

Конечно, можно объяснить новому среднему классу, что сейчас приоритет отдается созданию какого-то другого общественного блага, влияние которого на уровень жизни ощутить непросто. Например, обороне. А хороших больниц, школ и безопасности на улицах надо еще какое-то время подождать. Но едва ли это объяснение будет эффективным в долгосрочном периоде. Без продолжения роста уровня жизни эти люди начнут уезжать или высказывать недовольство.

Стремление избежать этих проблем может подтолкнуть к другим решениям: перераспределению в пользу тех, кто наиболее чувствителен к небольшим трансфертам, с одновременным сохранением фундаментальных основ ловушки среднего дохода - плохого высшего образования, инфраструктуры и низкого качества госуправления. Уго Чавес достиг значительной популярности за счет сокращения бедности. Это большое достижение. Но его одного недостаточно, Венесуэла (подушевой ВВП - $14 400 в 2013 г.) не избежала ловушки среднего дохода.

Исправленная версия. Первоначальный опубликованный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать