Статья опубликована в № 3702 от 23.10.2014 под заголовком: Компания недели: Total

Михаил Оверченко: Инвестклимат и снегоуборочная машина

Россия стала для французской нефтегазовой компании Total основным регионом развития в 2007 г., после того как ее возглавил Кристоф де Маржери. Total рассчитывала, что к 2020 г. Россия выйдет на первое место среди стран, где компания добывает нефть и газ. Начав работать в России в 1999 г., Total довела ее долю в страновой структуре своей добычи до 10%. В прошлом году в России у Total была самая высокая динамика роста добычи из всех регионов присутствия - 16% по сравнению с 2012 г.

Однако освоение России шло для Total не без трудностей. Более того, несмотря на вроде бы успешные показатели, ключевые проекты компании до сих пор не запущены. Total несколько лет пыталась получить долю в Штокмановском газовом месторождении. Но только в июле 2007 г., через несколько месяцев после назначения де Маржери, было объявлено, что Total получит 25% в операторе Штокмана. Начало добычи планировалось на начало 2017 г. Но из-за отсутствия рынков сбыта и разногласий по схеме разработки месторождения проект был заморожен.

Total пыталась купить 25% акций «Новатэка» еще в 2004 г., но тогда сделку долго не согласовывала Федеральная антимонопольная служба, и компания от нее отказалась. Переговоры возобновились после того, как де Маржери возглавил Total. Она получила право приобрести 20% «Новатэка», но остановилась на 18,2% - из-за европейских санкций.

Де Маржери был их противником. «Мы против санкций еще и потому, что верим: бизнес - это позитивная сила, канал для диалога и путь к взаимопониманию. Как таковой, и особенно во времена трудностей, бизнес нужно защищать и стимулировать. Сегодня происходит обратное: бизнес в заложниках у политиков», - заявил де Маржери в понедельник на заседании Консультативного совета по иностранным инвестициям (КСИИ).

Он подчеркнул, что то же самое говорит и своему правительству. Но невозможно отделаться от ощущения, что его гибель - следствие того, что бизнес (и местный, и иностранный) оказался в заложниках у российских политиков. И что гибель руководителя Total, компании, которая была одним из самых активных инвесторов в российском нефтегазовом секторе, - своеобразная метафора ситуации в России. Если начинаешь гробить инвестиционный климат, то гибель непосредственно инвестора лишь частный случай такой политики.

В докладе, подготовленном КСИИ, его авторы (среди которых был де Маржери) жаловались на давние, никак не решаемые проблемы регулирования и выражали обеспокоенность последними изменениями в политике российского правительства, которые только ухудшат инвестиционный климат. Сказать обо всем этом на встрече с руководителями правительства - и при вылете в буквальном смысле наткнуться на элементарную неспособность согласовать движение самолета и снегоуборочной машины в аэропорту, которым также пользуется правительственный авиаотряд. Как теперь коллегам де Маржери из Total оценивать перспективы работы в России?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать