Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 3732 от 08.12.2014 под заголовком: От редакции: Победа понятий

От редакции: Понятия военного времени

Maxim Shemetov / Reuters

Деятельное участие России в украинском кризисе привело к изменению ситуации внутри российской системы права. Роль закона сильно размывается - его заменяет политическая (она же моральная) целесообразность. Возникла обширная серая зона, связанная с участием российских граждан в военных действиях на юго-востоке Украины. Несмотря на наличие в УК статей о наемничестве (359-я) и организации незаконного вооруженного формирования или участии в нем (208-я), добровольцы открыто вербуются и отправляются в Донбасс. На прошлой неделе томский телеканал ТВ2 сделал репортаж об отправке 31 добровольца из числа ветеранов чеченской и афганской войн в Луганск. Организовал отправку Всероссийский союз ветеранов Афганистана.

Видные российские представители донбасского ополчения возвращаются в Россию, дают интервью, признаваясь в участии и в организации боевых действий на Украине, - и это не вызывает никакой реакции МВД, СКР, Генпрокуратуры. Правовой оценки не получили многочисленные случаи гибели солдат-контрактников «на учениях» вблизи границ с Украиной: военная прокуратура, куда жаловались правозащитники, уголовных дел не возбудила. Российские военные участвуют в конфликте «в отпуске» или «заблудившись». Недавняя инициатива депутата от КПРФ о придании российским добровольцам, «действующим в интересах России», статуса участников боевых действий, противоречит основным установкам гибридной войны, которую Россия официально не ведет.

На высшем уровне все это освящено риторикой президента о «вежливых людях», магазинах военторга и оправдании присоединения Крыма его «сакральным» значением для россиян.

Многократно отмечалось, что в России наряду с писаным правом существует право неписаное - «понятия». Этот дуализм был стабилен и даже местами эффективен в спокойное довоенное время (хоть и с большими издержками). Равновесие нарушилось в 2012 г., когда в целях борьбы с «оранжевой угрозой» началось перманентное переписывание законов под конкретные задачи. В результате роль права сильно упала. В 2014 г. законы по-прежнему подгоняются под ситуацию, но формальное их значение все меньше. Важно, что новая ситуация имеет международный контекст - Госдума физически не может переписать международное право.

Поскольку война прежде всего информационная, не обращать внимания на закон позволили в первую очередь государственным СМИ, занявшимся пропагандой.

Главное, что в связи с войной меняется система неписаного права. То, что было «не по понятиям» в 2007 г., сейчас уже норма. Но в отличие от «законов военного времени» нынешние «понятия военного времени» расплывчаты и неопределенны. Откуда исходит новая моральная целесообразность, на самом деле никто точно не знает. Артикулируют ее президент Путин и люди из его администрации. Очевидно, что пока новая система понятий не сложилась. Впрочем, моральная целесообразность не обязательно должна быть логичной системой.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать