Статья опубликована в № 3989 от 25.12.2015 под заголовком: От редакции: Привычка к плохому

Стоит ли привыкать к плохим новостям

2015 год стал годом негативной повестки
  • Андрей Синицын,
  • Павел Аптекарь,
  • Николай Эппле

Повестка едва ли не каждого дня в 2015 г. задавалась военными действиями, террористическими актами и развитием экономического кризиса.

Новостной фон такой, что все новые негативные события вытесняют предыдущие. Психологи говорят, что человек привыкает к плохим новостям; они не становятся от этого хорошими, просто не вызывают уже сильного эмоционального эффекта. Планка повышается.

Кто сегодня помнит про малазийский Boeing, рейс MH17? Расследование его катастрофы было важной и громкой темой уходящего года, отчет голландского Совета по безопасности опубликован 13 октября. Кто помнит бои за украинский город Дебальцево? Они шли в январе – феврале. Мы уже почти не следим за ситуацией в Донбассе, а ведь там по-прежнему существуют ДНР и ЛНР и есть россияне, которые, по словам президента Владимира Путина, «занимаются там решением определенных вопросов в военной сфере».

Прямо напротив Кремля 27 февраля застрелен Борис Немцов – таких громких политических убийств в постсоветской России не было. В этом году новые рекорды ставило российское правосудие, освобождая коррупционеров и сажая на годы людей по абсурдным обвинениям. Снова принимались и применялись законы, ограничивающие права граждан. В этом году к нам вернулись теракты с массовыми жертвами, пусть А321 и не успел долететь до России, взорвавшись над Синайским полуостровом. Но этот теракт уже не на слуху, как и теракты в Париже, а ведь они произошли всего полтора месяца назад.

Мы – обычные российские потребители информации – сейчас помним, что воюем в Сирии, что Турция сбила наш Су-24 и что мы обязаны ей ответить санкциями.

А ведь есть еще постоянный кризисный фон, с продолжающейся девальвацией рубля, ростом цен на продукты, сокращением выбора во всех сферах жизни, сужением возможностей для образования, лечения, путешествий.

Экономика погрузилась в рецессию. ВВП сокращается, как и доходы граждан. Надежды власти на быстрый отскок цен на нефть были безосновательными. Инвестиционная активность на нуле, промышленность стагнирует. Эта реальная негативная повестка задавала серьезные вызовы для власти, на которые власть предпочла не отвечать. Вялая попытка бороться с кризисом негативным мотивированием населения и бизнеса – мобилизацией – результата не приносит (см. «импортозамещение»).

Борьба с кризисом уже невозможна экономическими мерами; только масштабные политические реформы могли бы сделать повестку позитивной. Но это значит согласиться на конкуренцию за власть – это невозможно для Кремля, потому что и власть, и экономика для него – распределение рентного ресурса. Кризис продолжает сокращать ресурс ренты, поэтому власть решает двуединую задачу: отвлечь граждан и от кризиса, и от еще менее справедливого распределения ренты. Для этого используется пропагандистская негативная повестка: гражданам предложено усилить борьбу с врагами внутри и вне страны. Войну на Украине сменила война в Сирии. Эксплуатация образа Победы перешла все разумные пределы в связи с 70-летней годовщиной – вплоть до законодательной и правоприменительной защиты Победы (не хватало еще ее запатентовать).

Информационная обработка такого типа не может быть успешной без архаизации сознания. И сознание граждан, похоже, действительно архаизируется. Дополняется этот процесс снижением качества образования и сокращением расходов на него. Архаизация идет и в высших эшелонах власти как логичное следствие отказа от экспертизы и выбора лояльности вместо компетентности.

В этой ситуации верх берут все, кто умеет продавать одни и те же угрозы – как карикатурные цыгане старую лошадь. Любые события негативного характера, включая экономические, подаются официальной пропагандой как результат внешней агрессии, внешнего воздействия на Россию.

Именно поэтому президент оказывается в парадоксальной ситуации: он вынужден защищать представителей своей элиты, даже подозреваемых в коррупции и связях с мафией. Кремль не может признать результаты расследования Фонда борьбы с коррупцией, посвященного родственникам и коллегам генерального прокурора РФ Юрия Чайки. Представители гражданского общества и представители государства не находят согласия даже по фактам. Отрицание фактов и демонизация гражданского общества, по сути, единственный путь для государства сегодня.

Но это не значит, что деятельность такого рода бессмысленна. Наоборот, общественные расследования и другая низовая гражданская активность – единственный путь для общества. Данные, собираемые и публикуемые сегодня, в будущем пригодятся для того самого политического реформирования, которого сегодня так боится действующая власть.

Кремль собственными руками лишил независимо настроенных активных людей возможности участвовать в политической жизни через партии и выборы. Такой политики у нас нет давно, но в этом году всем должно было стать ясно, что, не вернув внутреннюю повестку дня, не вернувшись от бомбардировок Сирии к дорогам и школам, Россия не выйдет из кризиса и не прекратит воевать со всем миром. Возвращение граждан, опьяненных информационными и реальными войнами, к земной правде жизни и есть внутренняя политика, вход в которую в сегодняшней России открыт для каждого.