Мнения
Бесплатный
Аналитика / Поворот на Восток

Ханой приглашает Москву

Востоковед Илья Усов о том, как Вьетнам видит роль России в Юго-Восточной Азии

В начале апреля 2016 г. уходящий состав Национального собрания Социалистической республики Вьетнам (СРВ) избрал новое правительство. Кабинет министров еще должен быть утвержден новым составом парламента, выборы в который состоялись 22 мая, однако сомнений, что кабинет министров останется прежним, практически нет.

За прошедшие полтора месяца Россию успели посетить три члена нового правительства СРВ: в конце апреля в Москву приехал министр обороны Вьетнама Нго Суан Лить, в пятницу, 20 мая, завершился пятидневный визит премьер-министра страны Нгуен Суан Фука в Сочи. В воскресенье, 22 мая, министр общественной безопасности СРВ То Лам вылетел в Чеченскую республику на Международную встречу по безопасности.

По сути, первые шаги нового кабинета министров демонстрируют внешнеполитические ориентиры Вьетнама. К примеру, визит Нгуен Суан Фука был его первой зарубежной поездкой в качестве председателя правительства страны. Несмотря на то что премьер-министр посетил саммит АСЕАН – Россия, который проходил в Сочи и собрал лидеров Юго-Восточной Азии (ЮВА), обычно первый официальный визит должен продемонстрировать особые отношения между странами, заинтересованность партнеров друг в друге.

Социалистическая Республика Вьетнам

Социалистическая Республика Вьетнам (СРВ) – страна в Юго-Восточной Азии, член Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Согласно переписи населения 2014 г., количество жителей государства превысило 90 млн человек. В СРВ проживает 54 национальности, преобладающей национальностью являются вьеты (кинь) - 85,7 %. По данным МВФ, ВВП страны в 2015 г. составил $214,75 млрд. Социалистическая Республика Вьетнам является наследницей Демократической Республики Вьетнам. В 1975 г. страна была объединена под руководством Коммунистической партии (в прошлом - ПТВ, КПИК). С 1986 г. СРВ реализует реформы, направленные на модернизацию экономической жизни страны, - «доймой».

Двусторонние экономические отношения, что признают и вьетнамская, и российская стороны, не соответствуют ожиданиям Ханоя и Москвы. Тем не менее, согласно статистике ФТС, за последнее время удалось вывести внешнеторговый оборот между двумя удаленными географически странами на годовой уровень почти в $4 млрд. В 2015 г. на Россию приходилось 0,7% всего торгового оборота Вьетнама, такой же показатель был у Вьетнама в общем торговом обороте с Россией. Для Москвы это сравнимо с Венгрией, Швецией, Египтом, Бразилией, для Ханоя – с Бельгией, Испанией, Аргентиной, Саудовской Аравией. В I квартале 2016 г. несмотря на ослабление рубля к доллару на 18,5% относительно аналогичного периода прошлого года объем торговли России и Вьетнама вырос еще на 20%.

Для экспортно-ориентированной экономики СРВ необходима диверсификация внешних торговых рынков, поэтому стремление Ханоя расширить торговые связи с Россией очевидно. Схожая ситуация и в инвестиционном взаимодействии. С недавних пор Вьетнам стал экспортером инвестиций, основная часть которых приходится на экономики АСЕАН. Тем не менее интерес к российскому рынку еще и подогревается присутствием значительной вьетнамской общины в России и былыми гуманитарными связями между СРВ и СССР. К примеру, самый богатый гражданин Вьетнама, по версии Forbes, владелец VinGroup Фам Нят Выонг окончил Московский геологоразведочный институт, основательница низкобюджетной авиакомпании VietJet Нгуен Тхи Фыонг Тхао, которой после IPO перевозчика прочат второе место в списке богатейших вьетнамцев, училась в Российском экономическом университете им. Г. В. Плеханова.

Во время визита Нгуен Суан Фука с большой помпой рекламировался проект вьетнамской компании TH True Milk, которая планирует построить в Калужской области комплекс по производству и переработке молока, а также тепличный комплекс. Президент TH Group Тхай Хыонг утверждала, что реализуемый в России проект оценивается в $2,7 млрд. Кстати, сама она объясняла желание осуществить инвестиции в российский животноводческий сектор схожестью общественно-политической ситуации в России и Вьетнаме.

Однако также стоит обратить внимание, что все три новых члена правительства СРВ, посетившие Россию, относятся к силовому блоку кабинета министров. Политические отношения между двумя странами скорее превалируют сейчас. И Ханой активно работает над их укреплением.

В последние годы наблюдается эскалация конфликта между Китаем и несколькими странами ЮВА, включая Вьетнам, относительно принадлежности островов в Южно-Китайском море. Вашингтон и его союзники в регионе в этом противостоянии занимают сторону малых стран, проводя политику сдерживания Пекина. Во многом это стало причиной, по которой отношения между СРВ и США за последнее время достигли высшей точки своего развития. В частности, это демонстрирует проходящий на этих днях визит президента Соединенных Штатов Барака Обамы во Вьетнам. В Ханое Обама объявил о снятии эмбарго на поставки вооружений – последнего эха холодной войны.

Тем не менее Вьетнам опасается стать заложником этого ситуативного союза с США. Во-первых, между Ханоем и Вашингтоном продолжают существовать противоречия относительно соблюдения прав человека во Вьетнаме, а также по другим гуманитарным вопросам. Критику США в СРВ воспринимают как вмешательство во внутренние дела страны и ограничение суверенитета. К тому же в субрегионе прекрасно помнят, как Вашингтон в конце 1990-х гг. ограничил поставки вооружений в Индонезию из-за нарушения прав человека в Восточном Тиморе.

Во-вторых, противоборство только двух крупных игроков в Азиатско-Тихоокеанском регионе оставляет мало маневра для малых стран ЮВА. Для того чтобы создать устойчивую систему, необходим третий – не связанный с КНР и США – крупный тихоокеанский актор-контрабалансир. Система должна быть похожа на своего рода традиционный жертвенный треножник, используемый в Китае и во Вьетнаме, – устойчивую ритуальную конструкцию, прочно ассоциирующуюся с государственной властью.

Именно поэтому Вьетнам заинтересован в развитии политических связей с Россией и активизации ее роли в ЮВА. Москва воспринимается в Ханое как один из наиболее перспективных игроков, независимых как от Пекина, так и от Вашингтона, который может стать тем самым контрабалансиром и внести элементы устойчивости в систему отношений в субрегионе.

Автор – кандидат исторических наук

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more