Мнения
Бесплатный
Мария Железнова
Статья опубликована в № 4111 от 07.07.2016 под заголовком: От редакции: Право переписки

Десять лет с правом переписки

Чехарда с вариантами закона об оружии создает опасный и неловкий прецедент

Президент подписал не тот закон, который принял парламент, и в таком виде он уже вступил в силу. Разночтение в одной цифре: в президентском варианте «пять», в парламентском – «десять», речь идет о сроке действия лицензии на оружие из пакета поправок в законодательство, связанных с созданием национальной гвардии. По сути вообще ничего не изменилось: срок действия лицензии и раньше составлял пять лет. Дело, однако, не в сути.

Замена одного слова другим произошла при загадочных обстоятельствах: сначала в документе (автор – президент) не было вообще ничего про сроки действия лицензии, потом появилась поправка депутатов Ирины Яровой и Эрнеста Валеева про десять лет, ее приняли во втором чтении, в третьем она стала частью законопроекта – и в таком виде он был принят Госдумой, согласно данным автоматической системы осуществления законодательной деятельности (АСОЗД), которая отслеживает все действия, происходящие с документами в парламенте. После принятия Госдумой закона в третьем чтении документ больше нельзя править – Совет Федерации и президент могут только вернуть его обратно в Госдуму для переработки. И тем не менее из Госдумы закон вышел с «десятью годами», а из-под пера президента – с «пятью»; в такой версии он был опубликован на сайте президента и на официальном интернет-портале правовой информации, что равнозначно официальному опубликованию. И значит, именно в таком виде он и вступил в силу. Другой официальный публикатор – «Российская газета» успела напечатать версию с десятью годами, но в пятницу обещает перепечатать с пятью (хотя по букве закона именно первая публикация считается официальной).

Разночтение заметили пользователи соцсети dirty.ru, после них – журналисты. В итоге пресс-секретарь президента Дмитрий Песков пообещал разобраться и разобрался: по его мнению, ошибка произошла в публикации проекта в АСОЗД Госдумой. Президент же подписал то, что получил, и эта версия «правильная».

Похоже, что сбой произошел в коммуникации Думы и АП или важность срока в пять лет выяснилась слишком поздно. Назначение парламента крайним в этой истории – лишнее подтверждение той невеликой и служебной роли, которая ему отводится в нынешней архитектуре власти. Но если так, то зачем нужен парламент, рассуждает юрист Елена Лукьянова. Порядок принятия закона описан в Конституции, нарушение процедуры – это не только унижение института парламентаризма, но и нарушение Основного закона и в силу такого нарушения документ даже с подписью президента не может иметь силы закона, считает она.

Никакой закон не описывает, что делать, если президент ошибся и подписал не то, что принял парламент. С точки зрения права такого не может быть. Даже для обращения в Конституционный суд формально нет повода.

То, как была исправлена ситуация, создает опасный прецедент. Сегодня меняется срок действия лицензии, завтра – срок лишения свободы. Послезавтра – «разрешается» на «запрещается» или «нельзя казнить» на «нельзя миловать». Как много интересных вариантов! А Конституция – что Конституция?