Мнения
Бесплатный
Павел Аптекарь
Аналитика / Неизвестные войны

Египет и Сирия – первая кровь

Пятая статья цикла «Неизвестные войны» о традиции советского военного присутствия в арабских странах, прежде всего в Египте и Сирии

Год назад, 30 сентября, самолеты отечественных Военно-космических сил начали боевые действия в Сирии против запрещенной в России организации «Исламское государство». Появление российских военных в Сирии продолжило традиции советского военного присутствия в арабских странах, прежде всего в Египте и Сирии. Советские летчики, специалисты ПВО и моряки не только помогали местным военным освоить современную боевую технику, но и активно участвовали в боевых действиях против Израиля.

Советские военные специалисты появились в Сирии и Египте осенью 1956 г. Они должны были помочь освоить военным арабских стран поступившую из СССР вооружение и боевую технику: самоходки Су-100, танки Т-34 (затем — Т-54), 37-мм зенитные орудия, бронетранспортеры БТР-152, 122-мм гаубицы и реактивные истребители МиГ-15бис и МиГ-17.

Автор книги «Секретные войны Советского Союза» Александр Окороков пишет, что в ходе войны Египта против коалиции Великобритании, Франции и Израиля в октябре — ноябре 1956 г. советские летчики-инструкторы египетских ВВС активно участвовали в боевых действиях. Союзники недосчитались 27 самолетов и двух вертолетов, большая часть потерь — результат действий советских пилотов.

В Сирию военные специалисты прибыли несколько позднее. Они не только обучали сирийцев применению новой боевой техники, но и участвовали в реорганизации армии, состоявшей до этого из отдельных отрядов, разделенных по этническому и территориальному признакам. В казармах у г. Катана (провинция Дамаск) советские военные специалистов помогали формированию первых двух танковых бригад. Через два года в Сирии они организовали первую парашютно-десантную роту.

В 1960-х гг. в Сирии и Египте действовали по разным оценкам от 150 до 275 военных специалистов, советников и переводчиков. Поставки значительного количества вооружения создали у президента Египта Гамаля Абделя Насера и председателя Временного Сирийского руководства Нуреддина аль-Атасси иллюзию превосходства и возможности реванша за поражения в предыдущих арабо-изральских войнах. С весны 1967 г. лидеры Египта, Сирии и Иордании ужесточили антиизраильскую риторику и приступили к подготовке наступления, результатом которого должен был стать разгром армии еврейского государства.

Однако израильское командование разгадало замыслы арабских лидеров и нанесло 5 июня упреждающий удар по аэродромам противника, уничтожив, по разным данным, от 286 до 350 самолетов ВВС Египта. Один из советских дипломатов вспоминал: «В посольство прибыла группа советских специалистов, работавших на крупнейшей египетской базе «Кайро-Уэст». Их внешний вид — порванная грязная одежда, осунувшиеся лица — говорил сам за себя. На вопрос, что случилось, старший офицер коротко бросил: «У Египта больше нет ВВС, базы «Кайро-Уэст» тоже нет». Затем израильтяне начали наступление на сухопутных фронтах. Оставшиеся без поддержки с воздуха арабские армии поспешно отступали, бросая вооружение и боевую технику.

Главнокомандующий египетской армией маршал Амер делал вид, что ничего страшного не происходит. В разговоре с советским дипломатом он утверждал, что арабские страны воюют не с «разгромленным» Израилем, а с американцами, чьи самолеты взлетают с авианосцев. Отсутствие же сбитых боевых машин противника и плененных летчиков маршал объяснил тем, что они падают в море. В ходе шестидневной войны погибли 35 советских военных советников.

Разгром арабских армий вынудил Насера и других президентов обратиться к СССР за новым пакетом военной и экономической помощи. В октябре 1967 г. Египет получил 100 истребителей МиГ-21, 50 — МиГ-19, 60 истребителей-бомбардировщиков Су-7 и 20 бомбардировщиков Ил-28. В декабре 1969 года во время визита в Москву президент Египта настойчиво требовал отправки в страну советских авиационных частей и подразделений ПВО, способных отражать атаки израильских самолетов на военные и промышленные объекты арабских стран.

«Кавказ» в пустыне

Министр обороны СССР маршал Андрей Гречко первоначально негативно отнесся к просьбам Насера, заявив, что отправка советских войск нежелательна из-за возможных осложнений с США. С ним соглашались и советские военные советники. Генерал Евгений Малашенко и другие советники отмечали, что египтяне имеют достаточно средств и вооружения, чтобы отразить атаки израильтян, но хотят отвоевать потерянный Синайский полуостров руками и жизнями советских солдат и командиров.

Однако вскоре Насеру удалось убедить советское руководство направить в Египет регулярные части ВВС и ПВО. В декабре 1969 года началось формирование особой зенитно-ракетной дивизии. Дивизия состояла из трех бригад (восемь дивизионов по четыре установки С-125). Для прикрытия от низколетящих самолетов каждый дивизион получил по четыре самоходные зенитные установки «Шилка» (четыре 23-мм автоматические пушки) и отделение, оснащенное новейшими переносными зенитными комплексами «Стрела-2». Для помощи египетским ВВС предназначалась особая авиагруппа в составе двух истребительных авиаполков. Общая численность советского контингента составляла около 10 000 человек.

В марте 1970 г. в черноморских портах ракетные установки и «Шилки» загрузили в трюмы 16 сухогрузов под видом тракторов и другой сельхозтехники. Солдат и офицеров переодели в гражданские костюмы и объяснили, что в случае «непредвиденных обстоятельств» они должны называться физкультурниками и туристами. В иностранных водах экипажи ПВО были спрятаны в трюмы, многие солдаты и офицеры страдали от морской болезни. К вечеру третьего дня пути корабли подошли к Александрии. Разгрузки пришлось дожидаться до темноты, на берегу боевую технику перекрасили в песочный цвет, личный состав получил египетское обмундирование без знаков различия. Чтобы отличать офицеров от солдат, первые носили куртки и кителя поверх брюк, вторые заправляли их под ремень. Командир дивизии генерал Смирнов вспоминал впоследствии о первых трудностях: «Часто во время ночных маршей водитель и старший машины просто засыпали за рулем во время движения. Для разминки приходилось через один-два часа движения останавливать колонну и всех старших по машинам вместе с водителями вызывать бегом то в голову, то в хвост колонны и напоминать о возможных ударах противника».

Дивизионы ПВО прикрыли важнейшие военные, промышленные и транспортные объекты. Каждый дивизион имел по нескольку запасных позиций, чтобы дезориентировать противника, на незанятых местах находились ложные установки, отличить которые от настоящих с воздуха было крайне сложно. Сначала из-за плохой координации с египтянами ракетчики сбили три боевых египетских самолета и подбили один пассажирский, которому удалось благополучно сесть. Причина – старые системы опознавания «свой – чужой». Египтяне не обиделись на дружественный огонь. Начальник Генштаба генерал Садек от имени министра обороны генерала Фаузи сообщил, что советские расчеты сделали все верно, и подтвердил, что поражение самолета произвело хорошее впечатление на офицеров и солдат египтян.

По мере накопления боевого опыта советские зенитчики действовали более успешно: с 30 июня по 3 августа они сбили девять (по другим данным – 12) и подбили еще три израильских самолета. Израильтяне тщательно искали места расположения советских зенитно-ракетных установок. 18 июля 24 самолета атаковали пять дивизионов советских ПВО. Ракетчики сбили два «Фантома» и подбили один, но одна из ракет противника попала в пусковую установку в момент перезаряжания, вызвав взрыв боезапаса. Командир бригады полковник Борис Жайворонок вспоминал впоследствии: «Девять обгорелых до неузнаваемости трупов остались после бомбежки. И невозможно было определить, кто есть кто, – документы не полагались. Не было даже медальонов, как у солдат Великой Отечественной».

Воздушные бои складывались по-разному. В одних советским летчикам удавалось опередить противника и нанести упреждающий удар ракетами, в другом пилотам «Фантомов» и «Миражей» удавалось перехитрить своих противников.

Всего с июля 1969 г. по август 1970 г. советские летчики и ракетчики сбили более 90 израильских самолетов, погибли, по разным данным, от 25 до 30 советских летчиков. В июле 1972 г. советские воинские части по распоряжению нового президента Египта Анвара Садата покинули страну и не принимали участия в разгоревшейся в октябре 1973 г. «войне Судного дня». В боях в октябре 1973 г. погиб советник одной из сирийских механизированных бригад подполковник Александр Сипаков. Вошедшие в учебники истории и военного дела успешное форсирование Суэцкого канала египетской армией и прорыв укрепленной «линии Барлева» в первые дни войны были подготовлены совместно египетским командованием и советскими военными специалистами.

В Египет в октябре 1973 г. возвратился отряд из четырех самолетов-разведчиков МиГ-25. Тогда же, в октябре 1973 г., группа военных советников и летчиков-инструкторов в Сирии была дополнена командой из офицеров-ремонтников боевой техники. Впрочем, как вспоминал капитан Юрий Левшов, ремонтникам не раз приходилось помогать слабо обученным экипажам и участвовать в отражении налетов израильских ВВС.

Защитники сирийского неба

В октябре 1980 г. СССР и Сирия заключили договор, по которому Москва обязалась оказать Дамаску военную помощь в случае вторжения третьей страны. Когда летом 1982 г. Израиль вторгся в Ливан, часть территории которого защищала сирийская армия, СССР не ограничился отправкой дополнительной боевой техники.

В ноябре 1982 г. в Москву прибыл президент Сирии Xафез Асад, который встретился с недавно вступившим в должность генсека ЦК КПСС Юрием Андроповым. СССР решил отправить в Сирию для защиты ее пространства от возможных бомбардировок израильтян три советских зенитно-ракетных полка ПВО дальнего действия, оснащенные ракетами САМ-5 и СС-21, один технический полк, а также подразделения радиоэлектронной борьбы. Количество советских военнослужащих планировалось в пределах 5000-6000 человек. СССР сообщил США и Израилю, что «не допустит резкого смещения военного баланса» в регионе.

Первый транспорт с войсками прибыл под покровом ночи в порт Латакия 10 января 1983 г. Переодетые в гражданскую одежду советские солдаты высаживались на берег под видом туристов. Остальные пять транспортов подошли в последующие дни. Уже 23 января 231-й зенитно-ракетный полк (ЗРП) ПВО дальнего действия сосредоточился в районе Думейры, что в 40 км западнее Дамаска. К 1 февраля в 5 км восточное Хомса развернулся 220-й зенитно-ракетный полк. В один из пригородов Дамаска прибыл технический полк. Вертолетные отряды РЭБ развернулись на столичном военном аэродроме, а подразделения наземной РЭБ — на Голанском плато и в долине Бекаа. На территории Ливана регулярных советских частей не было, однако в расквартированных здесь сирийских подразделениях находилось значительное количество советских военных советников и специалистов, которые принимали непосредственное участие в боевых действиях.

На территории Сирии советские зенитно-ракетные полки находились в относительной безопасности. Израиль знал об их дислокации, но, стремясь избежать военной конфронтации с СССР, запрещал своим летчикам пересекать «зеленую зону» — зону, в пределах которой разрешалось открывать огонь по противнику. Лишь однажды, в сентябре 1983 г., израильский самолет-разведчик «Хокай» пересек ее на большой высоте. По приказу Асада его сбили зенитчики 220-го зенитно-ракетного полка.

Осенью 1983 г. израильтяне вывели свои войска из Ливана, а в июле 1984 г. Сирию покинули советские ракетчики.

Выбор редактора