Статья опубликована в № 4242 от 17.01.2017 под заголовком: От редакции: Ядерная политика

Политика сделок и интересов

Трамп кончается там, где начинаются системы политических сдержек и противовесов

Избранный президент США Дональд Трамп заметил в интервью The Times и Bild, что с Россией можно вести переговоры о снятии санкций в обмен на «значительное сокращение» ядерного арсенала. Это вполне в духе ожидаемой от Трампа политики в бизнес-стиле. Россия страдает от санкций, можно заключить хорошую сделку, от которой «многие выиграют».

Правда, санкции вводились совсем за другие вещи и в рамках ядерного соглашения сняты быть не могут. Другое дело, что и санкции, и вопросы разоружения могут быть частью «большой сделки», разговоры о которой, по-видимому, ведутся в окружении Трампа. Рассуждения в категориях «большой сделки» хорошо вписываются в обещания Трампа перезапустить отношения с большинством внешнеполитических партнеров США. Именно в эту логику вписывается ответ на вопрос интервьюеров о доверии Ангеле Меркель и Владимиру Путину. Начнем с доверия, ответил Трамп, а там посмотрим, возможно, этот период «не продлится долго».

Действительно, в рамках большого пакета российско-американских соглашений крымские санкции могут быть увязаны с вопросом о сокращении ядерного арсенала, говорит эксперт по внешнеполитическим отношениям Владимир Фролов. Но главный вопрос – как будет структурирована «большая сделка». Ядерные соглашения между Россией и США имеют непростую историю (см. статью на стр. 02). Звучавшие с момента соглашения по СНВ-3 со стороны США инициативы в сфере сокращения вооружений не находили отклика со стороны России. Сокращение может обсуждаться в обмен на отказ от размещения систем ПРО в Европе, но крымские санкции не могут быть «просто частью» пакета, потому что должны быть увязаны с позицией Киева.

Выработка позиции по санкциям и политике в отношении России включает слишком большое число заинтересованных сторон, чтобы высказывания Трампа можно было воспринимать без серьезных корректировок. Трамп кончается там, где начинаются системы политических сдержек и противовесов. В этом смысле куда показательнее позиция кандидата в госсекретари США Рекса Тиллерсона на слушаниях в конгрессе. На вопрос о том, при каких условиях США могут признать присоединение Крыма, Тиллерсон ответил, что это может случиться лишь на условиях, устраивающих Киев. Отвечая на вопрос о возможности отмены санкций, он заметил, что «необходимо сохранять статус-кво до тех пор, пока не будет выработан новый подход».

Завышенные ожидания в отношении Трампа и его администрации в России во многом связаны с тем, что комментаторы склонны переносить на США российскую систему отношений. Но в США она иная. На посту главы ExxonMobil Тиллерсон заботился об интересах компании, и сделки с Москвой этим интересам соответствовали. На посту госсекретаря он будет заботиться об интересах корпорации «Соединенные Штаты Америки».