Статья опубликована в № 4313 от 02.05.2017 под заголовком: От редакции: Будь как Россия

Будь как Россия

Как политика негативно влияет на экономику в России и Турции

Турция догоняет Россию по уровню неэффективности институтов, говорится в докладе Moody’s Investors Service. Рейтинг обеих стран сейчас равен Ba1, для России был недавно повышен с «негативного» до «стабильного», а для Турции понижен со «стабильного» до «негативного».

По данным доклада, турецкая экономика более диверсифицирована и обладает большим потенциалом роста (в первую очередь благодаря лучшей демографической ситуации), однако российская экономика больше и богаче. При этом в обоих случаях отсутствие необходимых структурных реформ заметно тормозит экономический рост: в ближайшие четыре года аналитики Moody’s ожидают роста реального ВВП на 3% в Турции и на 1,5% в России.

Турция демонстрирует большую работоспособность институтов, однако разрыв быстро сокращается. Рейтинг качества государственного управления (Worldwide Governance Score) у России заметно ниже, чем у Турции, но быстрая и эффективная реакция на падение нефтяных цен и санкции говорит о способности России успешно адаптироваться. В то же время сомнения в независимости госинститутов и атака на права и свободы в Турции после подавления попытки госпереворота в июле 2016 г. привели к резкому усилению рисков, связанных с коррупцией, непрозрачностью институтов, неэффективностью управления и функционированием судебной системы.

Для России главный источник инвестиционных рисков – геополитика, внутриполитические риски невелики. Для Турции – снижение сопротивляемости внешним воздействиям и внутриполитическая динамика.

Проблемы с внешним финансированием для России сглаживаются большими золотовалютными резервами и положительным сальдо текущего баланса.

Две страны сходны в том, что экономика приносится в жертву политике, но это происходит в довольно разных условиях, говорит завсектором Турции Института востоковедения РАН Наталья Ульченко. Наращивание расходов на войну в Сирии, обострение отношений с Западом и наступление на гражданские институты приводит к откладыванию необходимых структурных экономических реформ – в случае Турции это модернизация экономики, переориентация с дешевизны рабочей силы на повышение качества продукции.

При наличии заметной оппозиции Эрдогану положительный для него результат референдума об изменении конституции мог бы стать хорошим знаком для инвесторов. Но это случилось бы, если бы за референдумом последовало затишье, свидетельствующее об уверенности Эрдогана в своих силах; однако новая волна арестов гюленистов стала негативным сигналом.

По словам экономиста Евгения Гонтмахера, несмотря на грозные демарши в сторону Запада, Турция очень сильно интегрирована в глобальную (прежде всего европейскую) экономику, это касается и объема торговли, и числа турок, работающих в Европе, страна является членом НАТО и союзником США в Сирии, еще совсем недавно всерьез рассматривала вступление в ЕС; для России ЕС также главный внешнеторговый партнер, но степень интегрированности совсем иная. У Эрдогана пространства для маневра во внешней политике намного меньше, чем у Путина, поэтому он предпочитает сосредоточиться на внутренней политике, тем более что страна довольно сильно поляризована.