Серебренников, Гоголь и дураки

Силовые представления как замена экспериментальному театру
Кирилл Серебренников /Максим Стулов

С четверга, когда прошли обыски в «Гоголь-центре», квартирах его худрука Кирилла Серебренникова и еще нескольких людей, имевших отношение к работе серебренниковской «Седьмой студии» в 2011–2014 гг., прозвучало уже много комментариев. Но базовых два. В первом объединяются политический мотив и убеждение, что воруют у нас везде, а ловят избирательно, поэтому либералам-новаторам устраивают маски-шоу, а патриотам-консерваторам – нет. Насчет воровства в «Седьмой студии» можно только развести руками и сказать: если вы на 200 млн руб. сумели создать те вещи и события, что были созданы там за три года, и при этом еще что-то украсть, то украли, видимо, у себя. Второй комментарий содержит морализаторское указание на то, что Кирилл Серебренников ел у власти с руки, при этом ее ощутимо покусывая, и рано или поздно рука должна была отреагировать. Тут следует заметить, что Театр.doc ну совсем у власти с руки не ел, но за ним пришли раньше, чем за «Гоголь-центром» (хотя и с иными обвинениями).

Все эти объяснения, слишком скучные и предсказуемые, конечно, меркнут перед неожиданным президентским bon mot, в котором обнаруживается на удивление чуткое понимание театрального контекста. «Да дураки!» – заметил, как сообщают, Владимир Путин, когда после церемонии вручения государственных премий актер и худрук Театра наций Евгений Миронов рассказал ему о представлении, устроенном Следственным комитетом. Все сразу кинулись гадать, кто ж дураки, впопыхах не оценив стилистическую точность президентского послания. А фраза-то вышла совершенно гоголевская – ср., например, реплику Агафьи Тихоновны в адрес женихов: «Пошли вон, дураки!» В логике повседневного театра абсурда можно теперь погадать, от какого докучливого сватовства отмахнулся президент в своей умозрительной версии «Женитьбы» и следует ли ответить Кириллу Серебренникову остроумной и смелой постановкой этой пьесы в «Гоголь-центре». Я даже уже представляю и мужчину в роли Агафьи Тихоновны, и радостный смех понимающей публики на реплике про дураков. Только ничего этого не будет. Потому что режиссеру Серебренникову, ей-богу, есть чем заняться помимо битвы с дураками, сколь угодно высокохудожественной. И если он уедет в Европу, куда столько лет методично рубил (и прорубил) театральное окно из Москвы, его профессиональная жизнь изменится не так уж разительно. А вот здешний театральный пейзаж – очень даже. Причем «Гоголь-центр» может не менять название – у нас есть пример убитого Музея кино, продолжающего никому не интересную жизнь после жизни. Но вообще-то, конечно, вон должны пойти дураки.

Другие материалы в сюжете