Статья опубликована в № 4340 от 13.06.2017 под заголовком: От редакции: Реконструкция протеста

Реконструкция протеста

Чем новая волна протестных акций отличается от волны 2012 года
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

После событий 12 июня, пожалуй, уже можно говорить о новой волне политических протестов, и эта волна отличается от волны 2011–2012 гг. Протест в России не исчерпан, он политизировался и персонализировался.

Главной интригой дня было то, удастся ли Алексею Навальному повторить успех 26 марта (тогда акции состоялись более чем в 80 городах, в Москве и Петербурге были очень массовыми, несмотря на запрет, и закончились массовыми же задержаниями). Жесткий разгон тех акций, отсутствие свежего разоблачительного материала, схожего по силе воздействия с фильмом «Он вам не Димон», а также лето и праздничные мероприятия – в Москве на Тверской устроили масштабный реконструкторский фестиваль «Времена и эпохи» – должны были работать против оппозиции.

Более того, московская мэрия согласовала акцию на пр-те Сахарова – однако, как говорят организаторы из ФБК, это сопровождалось неформальным давлением на поставщиков аппаратуры для митинга. В итоге Навальный срочно поменял санкционированный митинг на Сахарова на несанкционированную прогулку на Тверской. Это сработало.

В целом акции прошли в десятках городов – как санкционированные, так и запрещенные. В Москве протестующие отчасти смешались с посетителями фестиваля, что придало акции карнавальный характер. Карнавал, два часа скандирующий в двух шагах от Кремля «Путин – вор!», должен сильно воздействовать на зрителя. ОМОН задержал в итоге более 730 человек в Москве, в Петербурге – 150–300. Были задержания и в регионах. Выход людей, в том числе студентов и школьников, на протестные акции показал, что, несмотря на отсутствие новых идей у лидеров оппозиции и несмотря на запугивание (которым, например, занимались после 26 марта руководители учебных учреждений по всей стране), они готовы продолжать протест.

Нынешние протесты в отличие от событий 2011–2012 гг. более политизированы и персонализированы. Тогда это было движение среднего класса больших городов, который наде­ялся изменить политические тренды массовыми легальными акциями. Сейчас ситуация изменилась, говорит Алексей Левинсон из «Левада-центра». Нынешние протестующие более пестры по имущественному положению и возрасту, у них нет иллюзий о возможности диалога с властью.

Внезапный отказ Навального от санкционированного митинга фиксирует это изменение. Те, кто выходит сейчас, внутренне уже противостоят власти и требуют ее замены. Эти люди снова могут выйти на улицу после летнего тайм-аута, перед региональными и муниципальными выборами, полагает политолог Алексей Макаркин.

Читать ещё
Preloader more