Почему москвичи не понимают урбанистической красоты

Протесты вызывает не цель, а способ благоустройства зеленых зон

«Варварство». Это слово часто возникает в обсуждениях москвичей по поводу работ, затеянных московскими властями в городских парках, скверах и прочих местах, где растут трава и деревья. Москва занялась массовым благоустройством «территорий для отдыха» – теперь шанс получить замощенные плиткой аллеи, фонари, зоны воркаута, велодорожки, понтонные бассейны, сухие фонтаны и прочие атрибуты для красивой организации досуга есть не только у парка Горького, ВДНХ или «Сокольников», но и у более скромных городских парков и скверов. Москва строит новые большие парки – к примеру, на Ходынке или в бывшей промзоне «ЗиЛ». Почему же вместо благодарностей за работу мэрия получает от жителей гневные петиции, народные сходы и обещание голосовать на муниципальных выборах за любого кандидата от оппозиции, лишь бы был противником собянинского благоустройства?

Может быть, потому, что на парки город тратит даже больше, чем на «Мою улицу» (стоит 30 млрд руб. в год)? Изучение городских программ и расходных статей бюджета показало, что в этом году город собирается потратить на парки рекордные 50 млрд руб. Но в пересчете на каждый благоустроенный гектар это получится не так дорого – около 33 млн руб. Почти в 4 раза дешевле, чем усредненное благоустройство улиц и площадей (вице-мэр Петр Бирюков оценивал расходы на «Мою улицу» в 129 млн руб. за 1 га). Похожие расценки на комплексное благоустройство парков (от 30 млн руб. за 1 га) специалисты выставляют коммерческим заказчикам, при том что коммерческие проекты, как правило, скромнее. Так что сама идея тратить деньги на парки не главная причина претензий. Способ, которым город их тратит, – вот что вызывает протест.

Вы видите часть этого материала
Подпишитесь, чтобы дочитать статью