Статья опубликована в № 4398 от 01.09.2017 под заголовком: От редакции: Школа идеологии

Почему российская школа все более средняя

Модернизации не получилось, идеологический крен прикрывает экономические проблемы

Российская школа, бывшая еще 15 лет назад в авангарде реформ, давно не претендует на роль передового отряда. Модернизационный пафос стал чужим, а отсылки к «лучшим традициям советского образования» идут в ход все чаще. При этом экономическое положение школы ухудшается, а доступность образования падает.

Техническая модернизация не снята с повестки. На традиционном августовском селекторном совещании, посвященном готовности школ к началу нового учебного года, министр образования Ольга Васильева доложила премьеру о завершении работ по обеспечению широкополосного высокоскоростного доступа в интернет всех школ страны (их сейчас порядка 42 000), даже в труднодоступных и географически сложных районах. Другое дело, что широкополосный доступ в 260 школах сочетается с отсутствием теплых туалетов. Возможно, эта проблема постепенно решится в процессе «оптимизации» школьного образования – число школ постоянно сокращается: в 2005 г. их было 61 497, в 2010 г. – 49 469, в 2014 г. – 43 979. Цель – «повышение эффективности», понимаемое прежде всего как сокращение бюджетного финансирования.

Усиление консервативной риторики связывают с назначением на должность министра образования историка-традиционалиста Васильевой, пришедшей на смену естественнику-модернизатору Дмитрию Ливанову. Смена министра не столько определила, сколько оформила идеологический разворот от модернизации к традиционализму – чисто риторический, впрочем. Традиционалистская критика «оптимизации» (при том что от нее никто не отказывается) позволяет сделать вид, что мы возвращаемся к советскому формату и качеству образования.

Качество это мифическое – что скорее помогает властям. Акцент делается на примате воспитательной функции школы над образовательной. Получение знаний, конечно, важно, рассуждает вслух президент, но куда важнее воспитание «должного отношения» к себе, к семье, к родине. Это ложное в основе своей противопоставление означает возврат в школу идеологии и в лучшем случае, как в советские годы, как чего-то отдельного от повседневных практик.

Для провинциальной России модернизация системы образования остается чем-то внешним, чужим, «западным», следует из публикации Института социологии РАН «Асимметрия жизни современного российского общества: соотношение традиций и инновации», основанной на трехлетних исследованиях в 10 регионах страны. «Благодаря заложенным моральным устоям, сложившимся традициям и стереотипам в провинции российские учителя пока еще не готовы принимать нововведения, не соответствующие их устоявшимся представлениям о преподавании, – отмечают авторы исследования. – <...> Как правило, нововведения принимаются и адаптируются директорами и учителями школ, которые продолжают сохранять традиции российского/советского подхода».

Это если не считать тех директоров и учителей, в селах которых школы закрылись.