Статья опубликована в № 4408 от 15.09.2017 под заголовком: От редакции: Мхом поросли

Зачем москвичам лишайник из парка «Зарядье»

Репрезентация граждан в ответ на репрезентацию власти
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Москвичи быстро оценили главный подарок городских властей к 870-летию столицы. Новейший парк «Зарядье» в пяти минутах от Кремля, на сооружение которого было потрачено 14 млрд руб., спустя неделю после открытия уже требует ремонта. Посетители обошлись с парком в лучших традициях советского мелкого хулиганства: разбили несколько фонарей подсветки и элементы «стеклянной коры», вытоптали газоны и унесли домой множество кустиков мхов и лишайника из ландшафтной части парка.

После жалоб сотрудников парка режим его работы изменили, по газонам запретили ходить табличками, на дорожках появилась полиция и Росгвардия.

Такая практика взаимодействия с прогрессивной городской средой иллюстрирует скорость адаптации общества к переменам, спущенным сверху: если в будущее выталкивают так стремительно, то с собой будет неизбежно прихвачено что-то из несимпатичных практик прошлого.

Мелкое хулиганство, оно же вандализм, было типичным для 1970-х, рассуждает философ Иван Микиртумов. Тогда оно могло быть объяснено как девиантное поведение, вызванное отчуждением от государства и предлагаемых им перспектив, молодежи из низких и средних по достатку семей – вероятно, сегодняшняя обстановка провоцирует у определенной части общества схожие чувства. С другой стороны, возможен «эффект банкета» – ощущение однократной, предвыборной показухи, отсюда стремление отхватить, пока есть, иронизирует Микиртумов.

Сама практика «дарения» властью праздника, здания, общественного пространства – это ритуал обмена экономически бессмысленной траты на укрепление символического господства, пишет Григорий Ревзин в своей энциклопедии городского устройства.

Такие «дары» становятся репрезентацией власти, ее бесконечной щедрости и морального долга горожан перед ней, что, в свою очередь, может вызывать неудовольствие одариваемых (которые хотели бы получить не «дар», а сервис по обслуживанию граждан) и сопротивление самому процессу, которое, как пишет Ревзин, воплощается в символической деконструкции дара, объявлении его бессмысленным и вредным.

Впрочем, так реагировало на дар «Моей улицы» или реконструкции пятиэтажек активное образованное меньшинство. Старушки, выкапывающие лишайники в «Зарядье», возможно, воспринимают дар прямо (в силу своих привычек). Во всяком случае, репрезентация граждан тоже удалась. Западная «ценность» в виде современного архитектурного проекта для граждан столкнулась с недостатком западных ценностей в мировоззрении этих граждан (например, уважения к чужой и общей собственности или лояльности к новому).

То, как обошлись москвичи с парком, необязательно означает его неприятия, полагает доцент Высшей школы урбанистики ВШЭ Иван Митин, скорее это общая неготовность россиян и москвичей к новым решениям в городской среде. Восприятие человеком среды и перемен в ней, в принципе, очень инертно. Чем более укоренен новый образ места, чем более он связан с уже известными и бытующими характеристиками, тем с большей вероятностью он будет принят и понят горожанами. А заботы о такой преемственности в новых проектах преобразования городской среды, и особенно в случае с «Зарядьем», не наблюдается, считает Митин.

Читать ещё
Preloader more