Мнения
Бесплатный
Владимир Рувинский|Мария Железнова
Статья опубликована в № 4415 от 26.09.2017 под заголовком: От редакции: Личные счеты

Как дисциплинировать банкиров

Есть ли практический смысл в санации банков за счет их владельцев

На волне громких банковских крахов идея депутатов Госдумы усилить персональную ответственность собственников и топ-менеджеров банков за проблемы их бизнеса выглядит логичной и наверняка понравится клиентам банков. Но дополнительная ответственность будет означать снижение и без того невысокого интереса к банковскому бизнесу, дополнительное усиление позиций в нем государства и снижение конкуренции. В итоге возможно подорожание и ухудшение качества банковских услуг для того самого клиента.

Суть предложений парламентского комитета по финансовым рынкам сводится к тому, чтобы обязать собственника и топ-менеджмент банка отвечать своим имуществом не только при банкротстве банка, как сейчас, но и при санации. Идею депутатов одобряют и в ЦБ, где в развитие той же идеи об усилении личной ответственности разработали проект закона о запрете выезда за пределы России для финансистов, в банках которых регулятор видит признаки вывода активов (такие же ограничения предлагается распространить и на бенефициаров и менеджмент страховых компаний и НПФ).

Работа с чужими деньгами рассматривается, таким образом, как особая, повышенной токсичности экономическая деятельность, несущая для собственника такого бизнеса и руководства специфические личные риски на грани экспроприации.

Идея не нова: впервые она всплыла после краха «СБС-агро» в 1998 г., вспоминает директор Банковского института НИУ ВШЭ Василий Солодков. Но банки могли дойти до санации потому, что банкиры выбирали слишком рискованную стратегию, а не банально выводили активы.

По многим критериям (в том числе и нормативам ЦБ) быть большим банком выгоднее, чем маленьким.

А вот способы стать большим могут быть разными, часто очень рискованными (а порой и нелегальными).

Санация – это оздоровление банков за счет налогоплательщиков; сегодня чем крупнее банк, тем меньше вероятность, что ему дадут упасть, так что перенос тяжести санирования на акционеров действительно должен снизить аппетит банкиров к риску, рассуждает Солодков. Владельцы банков не прочь переложить риски и расходы на государство, и логично, что государство хотело бы не быть в этом вопросе единственным крайним.

Но если закон будет принят, это не добавит ответственности владельцам банков, всегда найдутся возможности его обойти, нанять зиц-председателей, раздробить собственность и спрятать ее – как делают депутаты, которые по бумагам разведены и мало зарабатывают, а бремя активов и бизнеса несут их жены, взрослые дети и другие родственники. «Ровно такими же сирыми и убогими будут у нас и банкиры», – иронизирует главный экономист «Эксперт РА» Антон Табах.

В отличие от bail-in предложение Госдумы – в чистом виде популизм, разрушительный для системы акционерных обществ вообще, считает председатель ЦБ в 1995–1998 гг. Сергей Дубинин: а если контролирующий акционер – юрлицо или инвестфонд? Будучи реализована, такая инициатива отпугнет от банковского бизнеса целые пласты инвесторов.