Мнения
Бесплатный
Мария Железнова
Статья опубликована в № 4417 от 28.09.2017 под заголовком: От редакции: «Роснефтегаз» и иное

Роснефтегаз и параллельная вселенная

Роли госкомпании и президентской кубышки не совмещаются в одной реальности

Минфин зафиксировал свое поражение в споре с «Роснефтегазом» по вопросу о дивидендах от принадлежащих ему пакетов акций «Роснефти» и «Газпрома» за 2016 г. (пишет РБК). Как следует из поправок в бюджет на 2017 г., все, что получит государство от «Роснефтегаза», – 20,4 млрд руб. на финансирование авиастроительных проектов, а на планах получить изначально заложенные в бюджет 136 млрд руб. дивидендов, таким образом, поставлен крест. Правда, Минфин заложил эти деньги как допдоходы в проектировки бюджета следующего года – что следует понимать как перенос битвы за их выплату на несколько месяцев вперед, но не как гарантию их получения в будущем.

Поправки в бюджет, будучи документом официальным, на деле признают существование не одной, а двух реальностей, в которых существует «Роснефтегаз». Одна реальность – та, где существует и планирует бюджет Минфин, другая – та, где существуют деньги «Роснефтегаза». Сколько их, в Минфине доподлинно не знают (по экспертным оценкам, больше 500 млрд руб.), поскольку правительство разрешило «Роснефтегазу» не публиковать отчетность, если «Роснефтегаз» сам того не захочет (а он не хочет). Минфин может располагать только средствами из первой реальности – той, где «Роснефтегаз» показал убыток по итогам 2016 г. Убыток этот чисто технический и образовался из-за того, что вырученные от продажи части принадлежавшего ему пакета акций «Роснефти» деньги «Роснефтегаз» перечислил в бюджет в самом конце 2016 г., а сам получил эти деньги от покупателей только в 2017 г. Средствами из параллельного мира «Роснефтегаз» распоряжается самостоятельно – в статусе неофициальной кубышки на случай неотложных нужд страны.

Эту вторую реальность явил миру Владимир Путин, объяснив «Ведомостям» на большой пресс-конференции 2016 г., что деньги «Роснефтегаза» – те, что регулярно не достаются бюджету, – не лежат мертвым грузом, а идут на приоритетные проекты, о которых «забывает правительство».

То есть «Роснефтегаз» в первой реальности – посредник между государством и его собственностью, у которого застревают государственные деньги, а во второй – спонсор важных начинаний. Можно предположить, что в том, параллельном мире тоже есть свой Минфин, который, допустим, страдает сейчас из-за потери 20,4 млрд руб. на какие-то проекты этого мира.

Об удвоении системы управления страной за счет теневой части системы писал экономист Николай Кульбака («Двойная бюрократия», «Ведомости» от 5.04.2016). Теневая часть требует больших издержек, но без нее официальной структуре уже сложно функционировать. Для первой реальности «Роснефтегаз» не нужен – в случае передачи его пакетов акций «Роснефти», «Газпрома» и «Интер РАО» непосредственно Росимуществу государству было бы гораздо проще получать дивиденды от госсобственности. Но что же тогда делать с «забытыми» приоритетными проектами?

Полная версия статьи. Сокращенный газетный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)