Мнения
Бесплатный
Никита Кричевский

Минное поле национализации

Как правильно исправить исторические ошибки 1990-х

Двадцать четвертого сентября юристы Марат Давлетбаев и Николай Бобринский опубликовали в газете «Ведомости» весьма спорную статью «Минное поле приватизации», на первый взгляд раскрывающую их субъективное видение результатов арбитражного противостояния «НК «Роснефть» и АФК «Система».

Но первое впечатление обманчиво. Основной посыл статьи, на мой взгляд, состоит в том, что авторы завуалированно сигнализируют обществу о необходимости и неизбежности предстоящего исправления несправедливых итогов «нечестной», по выражению самих правоведов, приватизации в форме залоговых аукционов. Причем в статье упоминаются исключительно бывшие госпредприятия сферы добычи и первичной переработки полезных ископаемых (ЮКОС, «Сиданко», «Сургутнефтегаз», «Сибнефть», «Лукойл», «Нафта-Москва», «Норильский никель», «Мечел», НЛМК), а, скажем, морские пароходства «забыты».

Ранее считалось, что такой дискурс – прерогатива левого крыла, и в каком-то смысле замечательно, что теперь разговор об этом ведется в бизнес-газете, издании того класса, который наиболее страдает от представлений общества о несправедливости и даже незаконности приватизации, – ведь этот класс и наиболее ответственен за то, что представления общества стали таковыми, не только потому, что был выгодоприобретателем этих схем, но и потому, что не смог разумно распорядиться этой выгодой, преимущественно выводя деньги за рубеж и транжиря их в угаре показного потребления.

«С правовой точки зрения, – пишут авторы, – основания владения крупнейшей собственностью в России весьма сомнительны, и мины, заложенные под права на эту собственность еще в 90-е и нулевые годы, время от времени взрываются». Это утверждение сделано в контексте обсуждения «Системы» в период ее владения «Башнефтью», однако этот нюанс лишь маскирует главную мысль: собственники «флагманов экономики» прекрасно знают, что активы получены ими сомнительными, нечестными, фиктивными способами (эпитеты из статьи), а потому в любой момент должны быть готовы вернуть нелегитимно полученные активы. И лучше по собственной инициативе, не дожидаясь исков Генпрокуратуры, ФНС или госкомпаний.

Кстати, юридические основания для пересмотра итогов приватизации излагаются в статье в «Ведомостях» безукоризненно: «Собственность, возможно, была приобретена в результате совершения преступлений, предусмотренных действующими в то время Уголовными кодексами РСФСР/РФ (в том числе мошенничество (ст. 147 УК РСФСР, ст.159 УК РФ), злоупотребление должностными полномочиями (ст.285 УК РФ) и др.), в которых предположительно принимали деятельное участие и некоторые нынешние владельцы этих активов... Поэтому практически любое предприятие, приватизированное подобным образом, может быть виндицировано как имущество, полученное в результате совершения преступления, в уголовно-процессуальном порядке на основании ч.3 ст.81 УПК РФ либо в порядке гражданско-правового иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения на основании ст.301 ГК РФ».

Что это, как не услужливая подсказка правоохранительным органам, какими правовыми документами следует воспользоваться для обоснования позиции государства?

Здесь уместен комментарий в отношении способа приобретения «Системой» башкирской нефтяной компании, взятого из практики тех самых залоговых аукционов 90-х. Как известно, АФК купила «Башнефть» не на собственные, а на кредитные средства одного госбанка (в 90-х схема была схожей с той разницей, что тогда средства были государственными, а банки частными).

Как стало понятно в результате судебных слушаний, поскольку немалый даже по меркам «Системы» кредит нужно было отдавать, акционеры сначала обязали башкирское предприятие расплачиваться по этим долгам, позже путем реорганизации вывели часть наиболее важных активов, а после решения суда о возвращении компании государству взыскали с предыдущего владельца уплаченное ему, успев перед этим начислить себе рекордные дивиденды. В итоге АФК, по сути не потратив ни копейки, меньше чем за четыре года «заработала» около $10 млрд. Потому-то авторы, на словах порицая башкирское правосудие, на деле дают понять, что подобные приемы не только всем известны, но и вполне подсудны.

Еще одно обстоятельство, игнорирование которого вполне может привести к полному разорению нынешних «хозяев заводов, газет, пароходов». Речь о дивидендах.

Как указывают авторы, «в октябре 2014 г. в ходе слушаний (о незаконности владения «Системой» акциями «Башнефти». – Н. К.) Следственный комитет России (СКР)... потребовал вернуть государству дивиденды, уплаченные «Башнефтью» АФК «Система» и «Система-инвесту», поскольку на основании ст. 303 ГК РФ собственник имеет право при истребовании имущества из чужого незаконного владения потребовать возврата или возмещения доходов от этого имущества. Сумма заявленных тогда требований составила 190 млрд руб. (в размере дивидендов, указанных в отчетности «Башнефти» за 2009–2013 гг.). Судья тогда отклонила ходатайство СКР. Генпрокуратура оставила за собой право увеличить объем исковых требований. Почему она этого в итоге не сделала, осталось загадкой».

Применительно к текущему положению «Системы» это может означать, что теперь та незаконченная история будет доведена до логического завершения, правда, другим истцом. Не зря же авторы напоминают, что срок давности по возможному иску «Роснефти» «удачным образом не истек, поскольку «Роснефти» якобы потребовалось время, чтобы разобраться с корпоративной историей «Башнефти» после ее приобретения в конце 2016 г.».

Не этот ли вариант подразумевал президент Владимир Путин, когда в начале сентября говорил о заключении мирового соглашения между компаниями? Фундаментальный анализ свидетельствует, что в случае отклонения апелляции «Системы» на решение первой инстанции собственный капитал компании может оказаться отрицательным. Если же будет подан новый иск, то на былом величии АФК и ее владельцев можно будет ставить крест.

Наконец, после презентации правовых оснований для единичного возврата госсобственности авторы статьи выдвигают программный тезис: государству следует выработать «единообразные подходы к правовой квалификации преступлений, совершенных в ходе приватизации в 90-е и нулевые годы, а также к восстановлению сроков привлечения к уголовной ответственности, сроков для защиты гражданских прав и восстановления прав на имущество, выбывшее из владения государства».

Вот так! Превратить те самые «понятия», против которых якобы протестовали авторы, в устойчивую правовую конструкцию: действующих и упраздненных статей Уголовного и Гражданского кодексов мало, требуется принятие отдельного закона, постановления пленума Верховного суда, решения Конституционного суда. Причем проблем с кадрами для такой работы, я полагаю, не будет. То же экспертное сообщество при должной мотивации докажет необходимость, законность и правомочность массовой национализации, как сегодня оно готово создавать нужные, например, «Системе» заключения: например, АФК использовала Институт экономики РАН, для создания такого документа, который даже в прессе мог быть опубликован только «на правах рекламы».

Так что и наши правоведы только на первый взгляд стоят на защите якобы попранных прав частного капитала, но вот заключительная цитата: «Незаконная, антиправовая приватизация 90-х и нулевых годов... привела к ощущению подавляющим большинством граждан России несправедливости распределения национальных богатств, созданных поколениями их родителей, а также препятствует созданию прочных правовых основ частной собственности в России, приводит к полуфеодальным отношениям на уровне как властных, так и коммерческих институтов, разъедает систему правосудия и правоприменения».

Раз уж речь зашла о справедливости, то русский человек (надеюсь, все понимают, что речь не о национальности?) издревле считал, что дарованное природой, свыше, должно принадлежать всем: общине, народу, государству. Этот постулат – корень отличий правового регулирования данной сферы в России и в тех же США. У нас недра «включая подземное пространство и содержащиеся в недрах полезные ископаемые, энергетические и иные ресурсы» принадлежат государству (ст. 1.2 закона «О недрах»), в Америке – собственнику земельного участка (фигурально – вплоть до центра Земли).

И да, это краеугольный камень наших «понятий», менталитета, если быть точным. А то, что законодательство не до конца «заточено» под наши ментальные представления, так в том вина не только государства, но и тех же элит. Вместо того чтобы вкладывать полученные сомнительным образом средства в просвещение общества и развитие российской экономики, что привело бы в том числе к взрослению и совершенствованию российской правовой культуры и самого права, «капитаны бизнеса» долгие годы были поглощены лишь выкачиванием ресурсов и переводом полученных денег на зарубежные счета, понимая, что однажды «беспределу» придет конец.

Но действия власти в отличие от теоретиков-гуманитариев должны заключаться в аккуратном, выверенном подходе к исправлению исторических ошибок и должны базироваться не на гадании, а на скрупулезном анализе возможных экономических и правовых последствий, в недопущении дестабилизации социального климата. Точечная коррекция вопиющих нарушений – обязательный шаг, вне зависимости от того, может ли быть сделан следующий. Эволюция не тождественна революции, хотя неослабевающий общественный запрос на полную ревизию итогов приватизации сомнений действительно не вызывает.

Автор – доктор экономических наук, профессор.