Статья опубликована в № 4421 от 04.10.2017 под заголовком: От редакции: Дочерняя амнистия

Чем заканчивается деофшоризация

Итоги кампании не вполне совпали с задачами
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Правительство отказалось от принудительного перевода «дочек» российских системообразующих компаний в российскую юрисдикцию. Это хорошая новость, знаменующая фактическое окончание кампании по деофшоризации российского бизнеса.

В 2012 г. Владимир Путин поставил задачу «сделать российский бизнес патриотичным», создав для него нужные условия для перевода активов в российскую юрисдикцию. Ну а перевести в Россию бизнес-структуры всех значимых для экономики страны компаний он предложил после присоединения Крыма и, соответственно, введения западных санкций. Принятые затем законы о деофшоризации и об амнистии капиталов должны были напугать владельцев офшоров и поощрить тех, кто добросовестно переводит бизнес в Россию.

Амнистия капиталов, завершившаяся в июне 2016 г., дала небольшие результаты – ею воспользовалось около 2500 человек (ФНС не раскрывала итоговые данные).

Деофшоризация пока не принесла заметного роста налогов в бюджет, отмечает Сергей Калинин из АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» (ЕПАиП), но Минфин на это и не рассчитывал. Главными были задачи препятствовать размыванию национальной налогооблагаемой базы и переводу прибыли в низконалоговые юрисдикции, что во многом выполнено. С 1990-х российские активы, как правило, принадлежали россиянам через офшоры. Правительство создало условия для переезда в Россию, реформировав Гражданский кодекс и налоговое право. Отказываться от иностранной юрисдикции необязательно, но компании или их бенефициары в офшорах должны платить в России налог – либо на прибыль, либо на доходы физлиц.

Многие компании потянулись в Россию, но многие бизнесмены – из нее.

За последние пять лет доля российских компаний, подчиняющих значимые сделки российскому праву, выросла в три с лишним раза: с 10 до 34%, говорят результаты опросов, которые проводит ЕПАиП. В конце 2014 г. Алишер Усманов перевел контрольные пакеты «Мегафона» и «Металлоинвеста» на российских «дочек», в 2015 г. поменял схему владения холдинговой компанией «Волга групп» Геннадий Тимченко, крупнейший бенефициар ЛСР Андрей Молчанов стал напрямую владеть 57,56% акций компании. Но 40% бенефициаров контролируемых иностранных компаний отказались от статуса российского налогового резидента. Для этого нужно полгода жить за границей, что неудобно, но зато можно не раскрывать российским налоговикам информацию о зарубежных активах.

С офшорами борются во многих странах, но в России одних хороших правил мало. Российских бизнесменов пугает не необходимость платить налоги, а утечки информации, отмечает Калинин. Кроме того, пугает и неопределенность правил.

Ну, хотя бы зарубежных «дочек» российских системообразующих компаний оставили на месте. Принудительный перевод в Россию «дочек» означал бы для многих конец бизнеса за границей и ущерб экономике страны, о чем первый вице-премьер Игорь Шувалов наконец направил доклад Путину.

Читать ещё
Preloader more