Статья опубликована в № 4491 от 22.01.2018 под заголовком: Турция пересела на танки

Куда ведет наземная операция Турции

Новая фаза кампании угрожает переговорам в Сочи и мирному урегулированию в Сирии в целом
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Наземная операция Турции против сирийских курдов, скорый старт которой анонсировал несколько дней назад турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган, началась: в минувшие выходные турецкие танки пересекли границу с Сирией, чтобы направиться к курдскому анклаву, городу Африну на севере Сирии. Начало наземной операции – еще одно доказательство того, что внутрисирийский конфликт не исчерпан и легко обостряется: противоречия между некоторыми участниками антитеррористической коалиции оказались серьезнее ожидаемого. Активизация Турции накануне запланированного на 29–30 января в Сочи Конгресса сирийского национального диалога может затруднить попытки поиска примирения сторон и перехода к восстановлению страны.

Операция, получившая название «Оливковая ветвь», не первая попытка Турции навести порядок неподалеку от сирийско-турецкой границы, но теперь у нее более масштабные планы. По словам премьер-министра Бинали Йылдырыма, которого цитирует Le Monde, ее цель – создание зоны безопасности шириной около 30 км на сирийско-турецкой границе.

Разгром главных сил запрещенного в России «Исламского государства» (ИГ) не разрешил ситуацию в Сирии, а усложнил ее: теперь каждый участник конфликта внутри страны и за ее пределами пытается достичь собственных целей, отмечает эксперт по международным отношениям Владимир Фролов.

Цель Анкары – ликвидировать или максимально ослабить отряды сирийских демократических сил и курдских сил самообороны, фактически военное крыло «Демократической партии» сирийских курдов. При этом именно курдские формирования, которые поддерживают США, сыграли ключевую роль в разгроме исламских боевиков на северо-востоке Сирии, в том числе во взятии столицы ИГИЛ Ракки. Курды уже обвинили Россию в пособничестве Турции (накануне начала операции глава турецкого генштаба генерал Хулуси Акар обсудил с российским коллегой Валерием Герасимовым ситуацию в Сирии – что было воспринято как неформальное согласие Москвы на старт «Оливковой ветви»), а Москва объяснила действия Анкары расширением американской военной помощи «проамериканским» курдам, несмотря на то что госдепартамент успел назвать ошибкой сообщение Пентагона о подготовке на базе курдских отрядов сил пограничной охраны.

Турки перешли в наземное наступление, договорившись с Россией и США, и теперь прощупывают пределы уступчивости России, Сирии, США и Ирана, полагает востоковед Алексей Малашенко, взамен, вероятно, Россия получила разрешение уничтожить «ан-Нусру» и остатки оппозиции в Идлибе. Российским силам турецкая операция не угрожает – Москва заранее вывела российские подразделения из района наступления турецких войск на Африн после сдачи ряда важных позиций Сирийской свободной армии в провинции Идлиб.

Дальнейшее развитие событий зависит от многих факторов, в том числе взаимной готовности внешних участников сирийского конфликта идти на компромиссы и сделки. Турция угрожает разгромом курдских формирований: Эрдоган уже обещал, что следующей целью турецких военных будет город Манбидж на северо-востоке, но он вряд ли рискнет пойти на прямой конфликт с США.

Турки болезненно восприняли поддержку курдов США даже как союзников в борьбе с ИГ, они требуют максимально ограничить участие курдов в сочинском конгрессе, угрожая в противном случае сорвать его, отмечает Фролов (официальных заявлений об участии или неучастии курдов в переговорах в Сочи после начала турецкой операции не было). России выгодно расширение турецкого участия, чтобы уравновесить влияние Ирана в Сирии, кроме того, эти действия усиливают взаимное раздражение между Турцией и США.

Однако пренебрежение интересами курдов, сыгравших большую роль в борьбе против ИГ, и эскалация турецкого вторжения приведут к новому росту напряженности в Сирии и Ираке. Анкара, вероятно, согласится на создание более узкой, шириной в 5–6 км, зоны безопасности вдоль сирийско-турецкой границы, считает Фролов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more