Куда ведет наземная операция Турции

Новая фаза кампании угрожает переговорам в Сочи и мирному урегулированию в Сирии в целом
Цель турецких танков – курдский анклав Африн, который бомбят турецкие ВВС /BULENT KILIC

Наземная операция Турции против сирийских курдов, скорый старт которой анонсировал несколько дней назад турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган, началась: в минувшие выходные турецкие танки пересекли границу с Сирией, чтобы направиться к курдскому анклаву, городу Африну на севере Сирии. Начало наземной операции – еще одно доказательство того, что внутрисирийский конфликт не исчерпан и легко обостряется: противоречия между некоторыми участниками антитеррористической коалиции оказались серьезнее ожидаемого. Активизация Турции накануне запланированного на 29–30 января в Сочи Конгресса сирийского национального диалога может затруднить попытки поиска примирения сторон и перехода к восстановлению страны.

Операция, получившая название «Оливковая ветвь», не первая попытка Турции навести порядок неподалеку от сирийско-турецкой границы, но теперь у нее более масштабные планы. По словам премьер-министра Бинали Йылдырыма, которого цитирует Le Monde, ее цель – создание зоны безопасности шириной около 30 км на сирийско-турецкой границе.

Разгром главных сил запрещенного в России «Исламского государства» (ИГ) не разрешил ситуацию в Сирии, а усложнил ее: теперь каждый участник конфликта внутри страны и за ее пределами пытается достичь собственных целей, отмечает эксперт по международным отношениям Владимир Фролов.

Цель Анкары – ликвидировать или максимально ослабить отряды сирийских демократических сил и курдских сил самообороны, фактически военное крыло «Демократической партии» сирийских курдов. При этом именно курдские формирования, которые поддерживают США, сыграли ключевую роль в разгроме исламских боевиков на северо-востоке Сирии, в том числе во взятии столицы ИГИЛ Ракки. Курды уже обвинили Россию в пособничестве Турции (накануне начала операции глава турецкого генштаба генерал Хулуси Акар обсудил с российским коллегой Валерием Герасимовым ситуацию в Сирии – что было воспринято как неформальное согласие Москвы на старт «Оливковой ветви»), а Москва объяснила действия Анкары расширением американской военной помощи «проамериканским» курдам, несмотря на то что госдепартамент успел назвать ошибкой сообщение Пентагона о подготовке на базе курдских отрядов сил пограничной охраны.

Турки перешли в наземное наступление, договорившись с Россией и США, и теперь прощупывают пределы уступчивости России, Сирии, США и Ирана, полагает востоковед Алексей Малашенко, взамен, вероятно, Россия получила разрешение уничтожить «ан-Нусру» и остатки оппозиции в Идлибе. Российским силам турецкая операция не угрожает – Москва заранее вывела российские подразделения из района наступления турецких войск на Африн после сдачи ряда важных позиций Сирийской свободной армии в провинции Идлиб.

Дальнейшее развитие событий зависит от многих факторов, в том числе взаимной готовности внешних участников сирийского конфликта идти на компромиссы и сделки. Турция угрожает разгромом курдских формирований: Эрдоган уже обещал, что следующей целью турецких военных будет город Манбидж на северо-востоке, но он вряд ли рискнет пойти на прямой конфликт с США.

Турки болезненно восприняли поддержку курдов США даже как союзников в борьбе с ИГ, они требуют максимально ограничить участие курдов в сочинском конгрессе, угрожая в противном случае сорвать его, отмечает Фролов (официальных заявлений об участии или неучастии курдов в переговорах в Сочи после начала турецкой операции не было). России выгодно расширение турецкого участия, чтобы уравновесить влияние Ирана в Сирии, кроме того, эти действия усиливают взаимное раздражение между Турцией и США.

Однако пренебрежение интересами курдов, сыгравших большую роль в борьбе против ИГ, и эскалация турецкого вторжения приведут к новому росту напряженности в Сирии и Ираке. Анкара, вероятно, согласится на создание более узкой, шириной в 5–6 км, зоны безопасности вдоль сирийско-турецкой границы, считает Фролов.