Статья опубликована в № 4615 от 24.07.2018 под заголовком: Неравенство по горизонтали

Где находится неравенство

Дисбаланс между российскими регионами значителен, но еще большее неравенство – внутри регионов
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Россия – большая страна с большими различиями в условиях жизни в разных регионах. Но в наибольшей мере экономическое и социальное неравенство сосредоточено сегодня не на межрегиональном, а на внутрирегиональном уровне, выяснили авторы доклада российского офиса Всемирного банка (может не отражать позицию всего Всемирного банка). Максимальная концентрация неравенства и бедных – в самых богатых и густонаселенных регионах, констатируют авторы доклада: это значит, что одна только федеральная политика поддержки бедных регионов из центра проблему неравенства в стране не решает.

Дисбаланс на уровне регионов авторы доклада объясняют тремя факторами: советским наследием плановой экономики (официально моногородами считаются 319 населенных пунктов, из них 94 – с тяжелой социально-экономической ситуацией); разнообразной физической географией страны и суровыми климатическими условиями (Якутск – самый холодный крупный город в мире, где температура зимой опускается до минус 64,4 °C); доминированием сырьевых ресурсов, преимущественно нефти и газа, в периферийных регионах (на долю Западной Сибири приходится 66,7% нефтяных запасов России и 77,8% газовых месторождений). Из-за этих особенностей уровень так называемого пространственного неравенства в России выше, чем в большинстве сопоставимых экономик. Он складывается из разных показателей. Так, по валовому региональному продукту (ВРП) на душу населения богатейший (Сахалинская обл.) и беднейший (Ингушетия) регионы России различаются в 17 раз. По региональному уровню бедности (доля населения региона, живущего за чертой бедности) разброс тоже большой: от менее 10% бедных в Татарстане, Москве и Петербурге почти до 40% в Туве, Ингушетии и Калмыкии. В неденежных показателях – детская смертность, доступ к ЖКХ и образование (по средним баллам ЕГЭ при поступлении в вуз) – регионы также сильно дифференцированы, отмечают авторы доклада. Для наглядности в докладе приводится сравнение ВРП на душу населения в регионах и ВВП на душу населения в разных странах. Сахалинская область по этим показателям аналогична Сингапуру, Тюменская – ОАЭ, Чукотка – Гонконгу, Москва – Нидерландам, Магаданская область – Новой Зеландии; с другой стороны, беднейшая Тува аналогична Боливии, Кабардино-Балкария – Кабо-Верде, Карачаево-Черкесия – Конго, Чечня – Мьянме, Ингушетия – Гондурасу.

Правда, за последние 15 лет между регионами произошло «некоторое сближение» по уровню зарплат, доходов, ВРП и показателей бедности, сократилось и неравенство по уровню потребления за счет того, что бедные регионы росли быстрее богатых. Важную роль сыграли федеральные трансферты: более бедные регионы получали все их виды (субсидии, субвенции и дотации), отмечают авторы исследования. Россия, как страна с нефтяной рентой, часть ее использовала для сглаживания межрегионального неравенства, поясняет экономист Наталья Зубаревич: оно сокращается с 2002–2003 гг., основной драйвер – перераспределительная политика государства (трансферты позволяли поднять зарплату бюджетникам, обеспечить соцвыплаты и т. д.). Правда, в 2013–2016 гг. объем трансфертов из центра сократился на 22% в реальном выражении, что привело к существенному снижению соцрасходов, особенно на развитие человеческого потенциала: на образование (на 18%), здравоохранение (на 23%) и социальную защиту (на 6%). Регионы также урезали инвестиции в инфраструктуру: на 14% в транспортном секторе, на 22% – в ЖКХ.

Однако еще более высокое неравенство, по мнению авторов доклада, сосредоточено на внутрирегиональном уровне. Его концентрация максимальна в самых богатых и густонаселенных регионах, где разрыв в доходах между самыми богатыми и самыми бедными наиболее выражен, с одной стороны, а с другой – где больше всего россиян, живущих за чертой бедности. Как правило, это столичные либо богатые природными ресурсами регионы, в которых проживает 46% населения страны: лидируют Москва, Московская область и Санкт-Петербург. Внутрирегиональная дифференциация в России сильнее межрегиональной – факт, соглашается Зубаревич. Это простая арифметика. В Москве доля тех, кто живет за чертой бедности, по данным Всемирного банка, – около 7,5%, что в разы меньше, чем, например, в Калмыкии – 34,7%. Но в столице живет, по официальным данным, 12,5 млн человек, а в Калмыкии – 0,27 млн, поэтому в масштабах страны вклад Москвы в общую численность бедных – порядка 10%, а Калмыкии – всего 0,6%.

Высокий уровень неравенства внутри богатых регионов – это не только возможное следствие большой разницы в оплате труда. Государство сглаживает неравенство между регионами, а между людьми – нет, говорит Зубаревич. 75% соцвыплат в России выделяется безадресно, т. е. без учета доходов получателей, и только четверть идет нуждающимся – тем, у кого доходы ниже прожиточного минимума. Чтобы как-то сгладить это неравенство, нужна таргетированная соцполитика, направленная на повышение социальных пособий именно нуждающимся, а не всем поголовно ветеранам труда, например, заключает Зубаревич.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more