Как искоренить пытки в колониях

Закрытая от контроля общества система едва ли способна к самолечению
По счастью, этой резонансной истории дан ход: СК возбудил уголовное дело, шесть сотрудников ИК-1 задержаны, ФСИН запустила общероссийскую проверку /Марина Круглякова / ТАСС

Закрытая, замкнутая на себя система плохо реагирует на критику и практически не способна на исправление недостатков. История расследования пыток в ярославской колонии ИК-1 – наглядное тому подтверждение. После того как по федеральным СМИ широко разошлось видео пыток осужденного Евгения Макарова сотрудниками колонии, ФСИН была назначена служебная проверка. Однако ее итог стал фактически предсказуем после того, как замглавы ФСИН Анатолий Рудый заявил, что, по его мнению, Макаров сам «пытался спровоцировать» сотрудников колонии (цитата по «Интерфаксу»). Оправдание поведения фсиновцев делает проверку бессмысленной – правда, надежд на объективное разбирательство и так было немного. Внутренняя проверка – это рутинный ответ на регулярные обвинения в пытках и издевательствах, которые редко заканчиваются уголовными делами. Система не заинтересована в выбраковке садистов – но доступ извне в систему крайне ограничен: это порочный круг, и снижение уровня насилия в пенитенциарной системе возможно только в случае принципиального ее реформирования.

О масштабных нарушениях прав человека, пытках, унижениях, издевательствах в зонах и СИЗО сообщают все время, пишет основатель «Руси сидящей» Ольга Романова в статье для Московского центра Карнеги, но проверки по заявлениям пострадавших, которые нельзя не провести, нарушений не находят.

В 2016 г. активист Ильдар Дадин сообщил в письме о пытках и издевательствах в ИК-7 в Сегеже, но ФСИН подтверждений не нашла, а Дадина назвала «талантливым имитатором». Так было и в случае с ярославской ИК-1, где заключенные, в том числе и Макаров, жаловались на пытки еще в 2017 г. И если бы не обнародованное видео пыток, то дело Макарова тоже могло бы быть спущено на тормозах.

Но, по счастью, этой резонансной истории дан ход: СК возбудил уголовное дело, шесть сотрудников ИК-1 задержаны, ФСИН запустила общероссийскую проверку. Но чтобы не просто наказать отдельных садистов, а не допустить повторения таких историй в принципе, система должна быть не подретуширована, а радикально реформирована. Предложений много – от «распогонивания» сотрудников ФСИН и увеличения полномочий общественного контроля до ликвидации ведомственного образования и регрессных исков жертв к садистам, писал ЦСР в 2017 г. Суть одна – система исполнения наказания должна стать более прозрачной, подконтрольной извне, нести ответственность за пытки, которые сейчас обходятся ей во всех смыслах слишком дешево. В такой системе главное – не борьба с пытками, а борьба с утечками информации о них и обвинение жертв в провокациях. Системе, возможно, перемены не нужны, но они нужны гражданам страны, где до сих пор в ходу поговорка «От сумы и тюрьмы не зарекайся».