Статья опубликована в № 4638 от 24.08.2018 под заголовком: В чем долг государства

В чем долг государства

Высокую долю россиян, считающих долгом государства заботу о гражданах, можно считать проявлением патернализма, а можно — реакцией на отказ государства от социальных обязательств
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Доля россиян, согласных с тем, что государство должно брать на себя заботу о гражданах, растет, следует из данных «Левада-центра». Эти данные можно трактовать как высокий уровень патерналистских настроений в обществе, а также как реакцию на отказ государства выполнять свои прежние социальные обязательства на фоне экономических проблем.

Динамика доли россиян, полагающих, что «государство должно заботиться о всех своих гражданах, обеспечивая им достойный уровень жизни», не всегда следует за экономикой. В январе 2001 г. так думал 71% – это было следствием высоких ожиданий от нового президента, объясняет социолог Алексей Левинсон из «Левада-центра». Дальше их доля шла на спад и достигла минимума – 49% – в марте 2015 г., в разгар кризиса: россияне к тому моменту уже привыкли рассчитывать больше на себя и близких, надеясь, что кризис не затянется. Сейчас же, когда экономика вышла из пике, на заботу государства рассчитывает 62%.

Однозначного объяснения динамике нет, полагает Левинсон. С одной стороны, четыре года падения реальных доходов не могли оставить надежд, что скоро все вернется на круги своя. С другой – государство последовательно перекладывает на граждан необходимость брать на себя ответственность за «государственное» образование и здравоохранение. Ясного тренда нет, колебания обычно связаны с изменением текущей повестки – например, сейчас на ответы влияет пенсионная реформа, опрос воспринимается как возможность напомнить государству о его обязательствах, считает социолог Григорий Юдин из ВШЭ.

На экономическую подоплеку ответов указывает то, что чаще всех с обязательством государства «заботиться» соглашались люди старшего возраста, т. е. наиболее от государства зависимые, говорит Левинсон. Чаще такой ответ дают жители провинции, респонденты с образованием ниже среднего и те, кому денег хватает только на продукты, – среди них согласных больше. А реже – жители Москвы, респонденты до 24 лет, с высшим образованием и высоким потребительским статусом, хотя и тут их доля не падает ниже 58%. Весьма вероятно, что это ностальгический запрос на тот тип социального государства, каким видится из XXI в. СССР, предполагает Левинсон: он силен несмотря на то, что и современная Россия называет себя социальным государством. Это требование не практическое, а ценностное, патерналистское в том смысле, что достойную жизнь россиянам должно обеспечивать государство, а не сами граждане, уточняет Левинсон. Но те, кто возлагает эти обязанности на государство, не обязательно пассивны сами: требовать от него заботиться о гражданах – нормально. Любой сторонник государства всеобщего благосостояния согласится с этим тезисом, рассуждает Юдин, иначе зачем вообще оно нужно?

Читать ещё
Preloader more