Статья опубликована в № 4678 от 19.10.2018 под заголовком: Цифра недели 3500 рублей

Кому хватает только на «макарошки» и кому не хватает и на них

Предложение питаться на 3500 рублей в месяц от саратовского министра – это реальность для миллионов россиян

Заявление министра труда и занятости Саратовской области Натальи Соколовой, что 3500 руб. в месяц вполне хватит на «минимальные физиологические потребности» саратовских пенсионеров, настолько возмутило общественность, что она в считанные дни стала экс-министром. Увеличивать прожиточный минимум неработающих пенсионеров на 500 руб. не стоит – хватит прибавки в 288 руб., настаивала она: «макарошки стоят всегда одинаково». Сама Соколова в виде эксперимента садиться на такую диету, правда, отказалась: статус, мол, не позволяет.

Но только ли у саратовских пенсионеров такой скудный рацион? Сравним с другими регионами.

На основе стоимости минимального продуктового набора власти рассчитывают величину прожиточного минимума: прибавляют к его стоимости (тем самым 3500 руб. в случае саратовских пенсионеров) такую же сумму на оплату непродовольственных товаров и услуг – например, одежды и ЖКУ. Прожиточный минимум саратовского пенсионера, таким образом, во II квартале 2018 г. составил 7176 руб., трудоспособного жителя – 9354 руб., ребенка – 9022 руб.

Негусто, но есть в России регионы и победнее: например, в Белгородской области трудоспособному человеку предлагается жить на 8995 руб., а пенсионеру – на 6951 руб., в Мордовии – соответственно на 9132 руб. и 6975 руб., в Чувашии – на 9248 руб. и 7101 руб. Федеральный прожиточный минимум трудоспособного россиянина составляет 11 280 руб., пенсионера – 8583 руб., ребенка – 10 390 руб. То есть в среднем по России «диета» на месяц получается ненамного дороже саратовской: 4000–5500 руб.

Минимальная продуктовая корзина включает набор самых дешевых продуктов, обеспечивающих человеку необходимое для существования в течение месяца количество белков, жиров и углеводов, рассказывает директор Института социальной политики Высшей школы экономики Лилия Овчарова: это в основном хлебобулочные изделия, немного яиц, много каши, молоко и совсем немного мяса. Выжить такая диета, по ее словам, позволяет – другое дело, что она «невкусная» и ниже рациональной нормы потребления: мяса, овощей и фруктов откровенно не хватает. Неудивительно, что такой рацион кажется людям недопустимым.

Однако в 2017 г. доходы 13,2% россиян не дотянули даже до прожиточного минимума. Получается, 18,9 млн человек в стране не могут позволить себе даже «макарошки», которыми пренебрегла саратовская чиновница. В том числе – дети: каждый пятый ребенок живет в семье с подушевым доходом ниже прожиточного минимума. Среди пенсионеров, между прочим, «официально бедных» практически нет: если их доход ниже прожиточного минимума пенсионера, они получают доплату до этого минимума. Дети в многодетных семьях такой доплаты не получают.

Вопрос в том, что реалистичнее сейчас: сделать «диету» человеческой или сократить количество тех, кто даже «нечеловеческую» позволить не может. Например, сначала сократить число уже сейчас нуждающихся детей до 5%, а затем улучшать рацион. Владимир Путин поручил снизить число нуждающихся вдвое к 2024 г. Если сейчас повысить прожиточный минимум на 50%, число бедных, напротив, увеличится вдвое – до 40 млн человек, оценивает Овчарова.

А ведь количество бедных можно измерять не только на основе введенной еще в 1990-е гг. минимальной потребительской корзины. Например, в странах Европы еще с 1950-х гг. бедными считают людей с доходом в 50% от медианного. Опираются при этом не на минимальные, а на рациональные нормы потребления продуктов питания, замечает Овчарова: рассчитывают, сколько человеку необходимо конкретных витаминов и минералов, железа, кальция. Такая корзина гораздо дороже и предполагает совсем другой уровень потребления и благосостояния.

Сколько саратовских пенсионеров могут позволить себе такой набор продуктов, наверное, до 2024 г. лучше не считать.

Читать ещё
Preloader more