Статья опубликована в № 4680 от 23.10.2018 под заголовком: На выезде от бедности

Зачем Бузулук едет на Ямал

В каждом восьмом домохозяйстве среднего города кто-то работает на выезде – но большинство отходников были бы рады остаться дома, если бы не низкие зарплаты

В каждом восьмом домохозяйстве в средних российских городах (население от 50 000 до 100 000 человек) кто-то работал в последние годы на выезде: дело не в безработице на родине, а в слишком низких зарплатах, которые не дают возможности обеспечивать семью на более высоком уровне. К такому выводу пришли авторы исследования внутренней миграции России Юлия Флоринская и Никита Мкртчян из Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС.

Авторы исследовали практики работы на выезде жителей четырех разных городов из разных регионов России: когда-то называвшегося «нефтяной столицей Оренбуржья» Бузулука, аграрного наукограда Мичуринска, Чистополя с его часовым заводом и Великих Лук, от которых до Москвы и Петербурга примерно по 400 км. В среднем в этих городах доля домохозяйств, где за последние пять лет хотя бы один работник выезжал на заработки за пределы своего региона, – 11,8%, с небольшой вариацией: от минимальных 9,5% в Мичуринске до 13,5% в Бузулуке. Жители этих городов живут небогато: представители 35–45% домохозяйств (самые большие группы) говорят, что денег им хватает только на еду и одежду (а тех, у кого нет и такой возможности, – 20–36%).

Однако причина этой бедности – не в отсутствии работы. Безработицы нет ни в одном из городов, говорит Флоринская, главная проблема – в низких зарплатах. По данным Росстата, средняя зарплата в Великих Луках составляет 25 700 руб., Мичуринске – 29 400, Чистополе – 26 900, Бузулуке – 42 000. Но реальность, похоже, суровее. В исследованных городах, со слов их жителей, есть только вакансии с зарплатой не выше 20 000 руб. (в Бузулуке – чуть больше), отмечает Флоринская. Трудовые мигранты получают в среднем от 35 900 руб. (из Чистополя) до 43 400 руб. (из Великих Лук) в месяц – это примерно в 1,5 раза больше, чем дома. Если на заработки отправляется отходник без образования, то он может рассчитывать только на 29 000 руб., специалист с вузовским дипломом (таких 28,7%) – на 48 000 руб. Домой они привозят две трети заработка, на месте работы на повседневные нужды тратят только 10–15%.

Среднестатистический отходник из среднего города – это сравнительно молодой мужчина (39 лет), они составляют абсолютное большинство – 87%. Это понятно: работа отходника, как правило, тяжелая, быт суровый.

На сроки и частоту поездок, как и на центры притяжения, влияет география. Так, жители Великих Лук ездят на работу преимущественно в Петербург и Ленобласть (39,7%) и Москву с Подмосковьем (25%) – это сравнительно недалеко и потому чаще всего совершают такие поездки 1–2 раза в месяц. Из отдаленного от обеих столиц Бузулука чаще всего ездят «на севера» – в нефтяные ХМАО и ЯНАО, и надолго. Но на первом месте по сферам трудоустройства на выезде – строительство, потом идет добыча полезных ископаемых, охрана и транспорт (особенно в Москве и Петербурге), женщины, как правило, работают в сфере услуг и торговле. Занятость за пределами городов в значительной степени нестабильная, говорит Мкртчян: закончили строительство моста, дороги – не факт, что люди перейдут на другой объект.

Люди не очень хотят работать за пределами своих городов, замечает Мкртчян: многие респонденты говорили исследователям, что на родине их практически все устраивает, что жизнь там проще и дешевле, часто и не хуже, чем в больших городах. И если подворачивается возможность устроиться дома на 20 000–25 000 руб., они предпочтут работать у себя в городе, жить с семьей, чем ехать за сотни километров ради 40 000 руб.

Исследование Флоринской и Мкртчяна подтверждает выводы исследователей современного отходничества из фонда «Хамовники»: работа на выезде – это, как правило, не попытка зацепиться в большом городе, а временная мера; не погоня за длинным рублем, а желание обеспечить семье жизнь на уровне выше, чем это позволяет работа на родине. Отходники инициативны, самостоятельны, готовы к трудностям.

Трудовая миграция – это, в принципе, нормально, это форма адаптации к современному рынку труда, рассуждает экономист Наталья Зубаревич. Но большие расстояния и огромные издержки в виде расставания с семьей надолго, скотских условий в съемном жилье, плохого питания превращают такую жизнь в выживание. Оживление экономики и бизнеса, который сам будет находить места и точки приложения новых инвестиций, улучшит ситуацию и позволит жителям средних городов не уезжать на временные заработки, но до этого пока далеко, полагает экономист.-

Читать ещё
Preloader more