Статья опубликована в № 4732 от 15.01.2019 под заголовком: Цифра недели 4,3%

Как стагнация доходов россиян поможет Центробанку

Разгонять инфляцию населению не по карману

4,3% – до такого значения ускорилась инфляция в России по итогам 2018 г. Осенью Центробанк признал, что рост цен по итогам года будет выше целевых 4%, и скорректировал максимальный прогноз до 4,2%. В итоге все равно чуть промахнулся: после округления Росстатом показателей за год инфляция превысила и эту планку.

Зато в новом году удержать рост цен в пределах обещанных 5–5,5% регулятору может оказаться вполне по силам: разгонять инфляцию россиянам стало не по карману. Доходы населения падали с 2014 по 2017 г. включительно, а по итогам 11 месяцев 2018 г. снизились на 0,1% с учетом выплаты пенсионерам 5000 руб. в январе 2017 г. Платежеспособный спрос в экономике настолько слаб, что у ритейлеров практически нет возможности безболезненно перенести в цены состоявшееся 1 января 2019 г. повышение ставки НДС до 20%, замечает главный экономист BCS Global Markets Владимир Тихомиров.

О повышении налоговой нагрузки власти объявили в середине 2018 г., так что и у потребителей, и у компаний была возможность заранее приобрести все, какие только можно, товары и услуги. В конце 2018 г. потребительская активность действительно немного ожила: в ноябре оборот розничной торговли ускорился до 3% с октябрьских 2%, несмотря на 2,9%-ное падение доходов населения. Помогли кредиты: задолженность россиян перед банками за девять месяцев 2019 г. выросла до рекордных 34,3% с 21,8% по итогам 2018 г., указывали в мониторинге аналитики РАНХиГС. Однако рост цен на непродовольственные товары, которые должны были накануне повышения НДС закупаться впрок, в декабре 2018 г. даже замедлился до 4,1% с ноябрьских 4,2%. Платежеспособный спрос слишком слаб, констатировал главный экономист ING по России и СНГ Дмитрий Долгин.

Теперь же он может и вовсе обвалиться: запасы сделаны, ставки по кредитам растут. Ритейлеры и производители встанут перед выбором: повышать цены на свою продукцию на 2% (а то и на 5% с учетом возросших издержек производства) или взять эти расходы на себя, чтобы сбыть товар и удержать потребителей, рассуждает Тихомиров. Многие могут предпочесть второй вариант, считает он. Это может быть и причиной весьма умеренного ускорения инфляции в первую неделю января – до 0,5% против обычных для этого периода 0,3%, соглашается главный экономист «ВТБ капитала» по России Александр Исаков, хотя по недельным данным рано судить с точностью, спрос может ограничивать инфляционный эффект от повышения НДС.

В этом случае ожидаемый в первом полугодии всплеск инфляции (до 5,5–6%, по прогнозу ЦБ) может оказаться не таким уж резким. И не особо продолжительным: уже к марту эффект от повышения налога будет исчерпан. И с точки зрения приоритета властей последних лет – финансовой стабильности – это хорошо. Плохо, что оплатит эту стабильность бизнес, не получив дополнительных средств на увеличение зарплат работников. Это значит, что доходы населения продолжат стагнировать, помогая властям бороться с инфляцией, но не позволяя расти экономике, рассуждает Тихомиров.

Но самое интересное, что это позитивный сценарий. Хорошо, если предприятия все еще продолжают бороться за долю рынка и могут не перекладывать свои издержки на потребителей, говорит главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. Однако инфляцию по итогам прошлого года мог разогнать вовсе не рост спроса накануне повышения НДС, а растущие издержки бизнеса, не способного более щадить потребителя в надежде сохранить долю рынка. А инфляция издержек – если это все-таки она – может оказаться достаточно сильной.

Читать ещё
Preloader more