Подрыв журналистики

Дело об оправдании терроризма против псковской журналистки Светланы Прокопьевой только подтверждает правоту ее слов, за которые ей грозит до семи лет колонии
В колонке Прокопьева рассуждала о причинах, которые могли толкнуть молодого человека на самоподрыв /Личный архив

Дело псковской журналистки Светланы Прокопьевой, обвиненной в оправдании терроризма за колонку о самоподрыве 31 октября 2018 г. 17-летнего Михаила Жлобицкого на входе в здание управления ФСБ в Архангельске, демонстрирует политическую ангажированность правоохранительной системы, для которой поставленный журналистом вопрос об ответственности государства оказывается уголовно наказуемым деянием.

1 октября Прокопьева выступила с открытым обращением – не только к коллегам. 20 сентября Следственный комитет по Псковской области признал ее обвиняемой по ч. 2 ст. 205.2 УК (публичное оправдание терроризма) за колонку, вышедшую в ноябре 2018 г. в эфире радиостанции «Эхо Москвы в Пскове» и опубликованную на портале «Псковская лента новостей». В колонке Прокопьева рассуждала о причинах, которые могли толкнуть молодого человека на самоподрыв, в результате которого были ранены трое сотрудников ФСБ: одной из возможных причин, полагала она, стало многолетнее ограничение в России политических и гражданских свобод, на что указывает предсмертная записка Жлобицкого. В форме такой безумной акции молодой человек выразил свое отношение к государству, и сказать, что ответственность за это несет только он, его ближайшее окружение или стечение обстоятельств, как минимум недостаточно – вопрос об ответственности государства в таких случаях встает сам собой.

«Я не признаю вину и считаю свое уголовное дело банальной местью обиженных силовиков, – пишет Прокопьева в своем обращении. – В том тексте я возложила на них самих ответственность за архангельский взрыв. Я написала о том, что репрессивное государство дождалось ответной реакции. Что жестокая правоохранительная политика ожесточает граждан. Что заблокированные законные пути выталкивают энергию протеста вот в такое, общественно опасное, русло». Это уголовное дело – это убийство свободы слова, резюмирует Прокопьева.

В столичных СМИ такая колонка скорее всего прошла бы не замеченной силовиками, считает депутат Псковского областного собрания Лев Шлосберг, по стране публикаций было много, но в Псковской области такую яркую авторскую колонку о произошедшем в Архангельске написала только Прокопьева. Региональное управление ФСБ по указанию из Москвы мониторило все публикации и среагировало на колонку из карьерных соображений, предполагает Шлосберг. У Прокопьевой изъяли телефоны и ноутбуки, Росфинмониторинг арестовал ее счета. Ей грозит до семи лет лишения свободы или штраф до 1 млн руб.

Следствие отказалось принимать во внимание независимые экспертизы, не нашедшие в колонке Прокопьевой признаков оправдания терроризма, оно опирается на противоположные «экспертизы». Но реакция силовой машины на неудобное мнение лишь подтверждает версию журналистки: ограничение свободы, давление видится власти единственным способом решения всех проблем, снятия всех неудобных вопросов. Думать так удобно, но, как подсказывает история Жлобицкого, крайне опасно.