Полицейский без дубинки

Отказ сотрудника полиции становиться потерпевшим по «московскому делу» сегодня обречен восприниматься как исключение из правил
По словам бывшего полицейского, приказа действовать жестко на митингах не было /Андрей Гордеев / Ведомости

Отказ бывшего уже полицейского Виталия Максидова признавать себя потерпевшим от действий обвиняемого по «московскому делу» Самариддина Раджабова – простой и в то же время сильный поступок, напоминающий правоохранителям о существовании общегуманистических этических норм, которые важнее ложно понятой корпоративной солидарности.

Случай Раджабова похож на остальные эпизоды «московского дела»: сначала его обвинили в участии в массовых беспорядках на не согласованной мэрией Москвы акции 27 июля, а когда доказательств беспорядков не нашлось, Раджабову вменили ч. 1 ст. 318 УК – угроза применения насилия сразу к четверым полицейским. По версии следствия, Раджабов бросил в сторону полицейских пластиковую бутылку, она, никого не задев, упала на тротуар, издав «резкий звук удара, имитирующий разрушение неизвестного предмета с опасностью причинения телесных повреждений». А полицейские Линник, Максидов, Комбаров и Внуков «указанные действия Раджабова восприняли как реальную угрозу применения к ним насилия», цитирует «Медиазона» постановление.

Вы видите часть этого материала
Подпишитесь, чтобы дочитать статью