Что общего у московского газона и российского политического ландшафта

Ни то, ни то, в логике властей, не может существовать без гиперопеки с ее стороны, а само по себе
Евгений Разумный / Ведомости

В Москву на этой неделе пришла зима: выпал первый снег. На этом завершилась битва дворников с опавшей листвой, а горожан – с дворниками. Стремление московских властей взять на себя заботу о природе забавным образом повторяет логику и принципы контроля за состоянием политического ландшафта: чем больше заботы, тем больше трат, тем меньше естественности и жизни.

С конца нулевых ежегодно по осени тысячи вооруженных граблями, метлами и ветродувами коммунальщиков выходят во дворы и на улицы столицы, чтобы очистить их от осенней опавшей листвы. Городские правила предполагают тотальную очистку от листвы только земли вдоль дорог (вдоль магистралей – на ширину до 25 м, вдоль улиц – до 10 м, в лесопарках, парках, скверах – нельзя), но на практике опавшие листья часто выгребают подчистую и там, где можно, и даже там, где нельзя. Листья убирают, пакуют в мешки для мусора и вывозят на утилизацию и переработку за казенный счет. Попытки горожан сохранить опавшую листву на газонах и лужайках – их естественную защиту и удобрение – далеко не всегда оказываются успешными.

Но без опавших листьев почва зимой промерзает; летом – рассыхается и размывается дождем, питательный слой сносит ветер, почва недополучает питательные вещества. А значит, городским властям снова придется раскошеливаться «на природу». На организацию парков по месту жительства, создание и благоустройство озелененных территорий в 2018–2020 гг. из бюджета Москвы направят 12,1 млрд руб.

Получается замкнутый круг, в котором природе выживать все сложнее. Заботами властей и коммунальщиков в столице появляется среда, все больше зависящая от них и постоянно требующая новых расходов, но при этом не всегда жизнеспособная; шансов же вырасти самой по себе, стихийно, у городской флоры, кажется, все меньше.

Схожие процессы происходят и на политическом ландшафте. Шансов пробиться и окрепнуть у «природных» партий, организаций, групп активистов все меньше, их место занимают искусственные и не слишком-то живые формации, которые требуют постоянной подпитки – ресурсной, финансовой, административной, медийной. В логике власти что на природном, что на политическом ландшафте не должно и не может что-то расти само собой: только под опекой государства и под контролем властей. В Мосгордуме должны сидеть аккуратные единороссы, на московских улицах должны лежать аккуратные рулонные газоны: и тем и тем нелегко выживать в естественной среде. Ну а если они все-таки придут в негодность, то не беда – поменяют на новых. Правда, бороться с естественной средой получается не всегда успешно – в Мосгордуму в 2019 г. все же прошли независимые депутаты: значит, даже в искусственном ландшафте что-то все еще может расти само.