Патриархальный подход к семейному насилию

Русская православная церковь считает любое вторжение в дела семьи недопустимым – даже если речь идет о насилии
Андрей Гордеев / Ведомости

К дискуссии о том, где проходит граница допустимого вмешательства в дела семьи ради защиты ее членов от домашнего насилия, и обсуждению закона о его профилактике подключилась РПЦ, раскритиковавшая опубликованную версию законопроекта.

4 декабря патриарх Кирилл призвал законодателей «с очень большой осторожностью» отнестись к законопроекту (цитата по «Интерфаксу»). Насилие в семье – «великий грех», признает патриарх, но семья – это «святое пространство любящих друг друга людей», поэтому Церковь вынуждена встать на его защиту от «всякого вторжения извне, под любыми предлогами». Патриаршая комиссия по делам семьи пояснила, что законопроект, по мнению РПЦ, направлен на создание новой системы правовых норм, которая предполагает «существенное поражение граждан в их правах», а семейно-бытовым насилием может быть признано «любое нормальное человеческое действие».

Опубликованная Советом Федерации 29 ноября редакция законопроекта стала неожиданностью для ее разработчиков. В частности, формулировка насилия исключает побои, его действие не распространяется на насилие в незарегистрированном браке. Наказание за нарушение защитного предписания (его еще называют охранным ордером) перенесено в КоАП, штраф – 3000 руб., эта сумма слишком незначительна, чтобы быть защитой от нарушения запрета. В этой редакции по решению правового управления Совета Федерации максимально учитывались все поправки, но в итоге получилась идейная солянка, говорит адвокат Мари Давтян, входящая в рабочую группу разработчиков. Обнародованная редакция – не окончательная, поясняет Давтян, она еще дорабатывается. Внесение в Госдуму запланировано на середину декабря.

Критика со стороны РПЦ выглядит как несогласие с самой идеей необходимости и важности закона о борьбе с домашним насилием в любом виде. Представителей Церкви отталкивает идея охранных ордеров, а также подведение психологического насилия под широко понимаемую правовую основу, считает религиовед Роман Лункин. Это, по мнению Церкви, затрагивает основу отношений между супругами, родителями и детьми, религиозные устои и предписания. Насилие в семье, конечно, грех, но грехи – это вопрос Церкви, закон же выносит «грех» во внешнее, внецерковное пространство: в логике Церкви для искоренения семейного насилия достаточно нравственного воспитания. Но и общегражданская статистика, и неоднократные случаи насилия священников над женами свидетельствуют о том, что такая стратегия не работает, считает Давтян. Вот и Генпрокуратура пояснила: само по себе защитное предписание не имеет целью вмешательство в дела семьи, а, напротив, помогает ее сохранить.