Конституционный прецедент дела Котова

Что означает предстоящий пересмотр дела Константина Котова по решению Конституционного суда
Судебные решения по делу Котова подлежат пересмотру, говорится в определении КС, вынесенном в понедельник /Андрей Гордеев / Ведомости

Решение Конституционного суда (КС) пересмотреть приговор фигуранту «московского дела» Константину Котову, осужденному в сентябре 2019 г. на четыре года колонии по так называемой дадинской статье 212.1 УК – за «неоднократные нарушения» на митингах, означает, что суд общей юрисдикции должен отпустить его на свободу, отменить приговор и прекратить уголовное преследование.

Судебные решения по делу Котова подлежат пересмотру, говорится в определении КС, вынесенном в понедельник. Суд ссылается на собственное решение по делу Ильдара Дадина, повторив, что одним из признаков состава преступления по этой статье является угроза причинения вреда здоровью граждан, имуществу, общественному порядку и проч., при этом угроза должна быть реальной (а не надуманной). Суд также напомнил, что проведение любого публичного мероприятия сопряжено с неудобствами для не участвующих в нем граждан, – это «неизбежные издержки свободы мирных собраний», которые не могут расцениваться как порождающие реальную угрозу.

Адвокаты Котова понимают определение как указание, что приговор Котову должен быть отменен, поясняет адвокат Мария Эйсмонт. Адвокаты уже отнесли письмо председателю Верховного суда с просьбой возбудить производство и пересмотреть приговор, как это было по делу Дадина. Тут есть все основания прекратить уголовное дело, потому что признаки преступления не установлены, считает судья КС в отставке Тамара Морщакова, какое-либо иное предположение, что, например, КС указал оставить Котова виновным с изменением меры пресечения, отпадает.

КС, по сути, распространил действие постановления по делу Дадина на уголовное дело Котова, уточняет профессор Высшей школы экономики Елена Лукьянова. Можно было бы обойтись и без этого, если бы Тверской районный суд по делу Котова учел, что обязан руководствоваться постановлением КС по делу Дадина, рассматривавшемуся также в Тверском суде, – но он его проигнорировал. Обязывает ли это определение другой суд к какой-то конкретной позиции? Это решение КС обязательно для исполнения другими судами, а процедура, которой они будут следовать в этом деле, определяется ими самими, считает Морщакова. Решение КС всегда имеет прецедентное значение, т. е. оцененные однажды правовые характеристики любого деяния как нарушающего Конституцию не могут быть пересмотрены другими судами. Механизм исполнения решений КС должен обеспечиваться другими органами власти, считает Морщакова, те, кто выносит неправосудные акты, в том числе не следуя позиции КС, должны нести за это ответственность.