Кому нужны партии из пробирки

Появление множества новых партийных проектов создаст лишь иллюзию расширения политического представительства, если реальная оппозиция так и останется в стоп-листах
Недавнее учреждение новой партии «За правду» во главе с писателем и участником войны в Донбассе Захаром Прилепиным, анонс партийных проектов от создателей World of Tanks и основателей Faberlik – это лишь три из 39 новых партпроектов /TASS

Очередной бум партийного строительства, стартовавший в России в связи с появлением на горизонте парламентских выборов, едва ли приведет к полноценному росту политического представительства граждан – куда вернее он отражает стремление власти создать новую серию спойлеров, призванных отобрать голоса у парламентских партий, раздробить электорат не представленной в Госдуме несистемной оппозиции и создать иллюзию политической конкуренции. Новый виток создания проектов под предстоящие выборы вряд ли позволит зарегистрировать партии политикам из негласного стоп-листа и не даст возможности существенной части российского общества сформировать политическое представительство на федеральном уровне.

Недавнее учреждение новой партии «За правду» во главе с писателем и участником войны в Донбассе Захаром Прилепиным, анонс партийных проектов от создателей World of Tanks и основателей Faberlik – это лишь три из 39 новых партпроектов, о планах создания которых их оргкомитеты известили Минюст (см. статью «Партии стали строиться», «Ведомости» № 18, 05.02.2020). Если все они добьются цели и будут зарегистрированы (что маловероятно), число партий в России достигнет 87 и превысит рекорд 2015 г., когда право участия в выборах имели 74 партии, а в выборах в Госдуму 2016 г. приняли участие 22. Сейчас в партийном реестре Минюста 50 партий, в выборах разного уровня участвует около 20.

Отчасти новый бум напоминает ситуацию после либерализации партийного законодательства в 2011–2012 гг. Однако даже на ее пике оппозиция, вызывающая категорическое неприятие Кремля (в первую очередь Алексей Навальный), была остановлена формальными, нередко абсурдными отказами в регистрации. Но и партийная лицензия утратила вес: с 2014 г. партии, еще не представленные в парламентах, должны собирать подписи для участия в выборах. Кроме того, партии, не допущенные к участию в выборах в течение семи лет (а допускает к выборам сама бюрократия), подлежат ликвидации, что существенно проредило ряды партийных саженцев периода либерализации законодательства.

Но сейчас соцопросы отражают недовольство нынешним уровнем представительства и стремление значительной части россиян к переменам в политическом ландшафте. К радикальным его изменениям власть не готова, поэтому новый виток размножения партий вряд ли позволит зарегистрировать партию тому же Навальному. Зато он позволит имитировать конкуренцию за счет партий-однодневок с популярными медийными фигурами (от журналиста Юрия Дудя до художника Васи Ложкина) и парировать упреки недовольных нынешним скудным представительством демонстрацией новых ярких и не очень этикеток, которые способны оттянуть у парламентской оппозиции долю избирателей за счет тех, кто голосует «по приколу», – а заодно увеличить число депутатских мандатов «Единой России». В таких условиях говорить о реальном расширении легального политического спектра и представительства не приходится.