Новая война Кремля

Геополитические ценовые войны ведут государства, а проигрывают обыватели
Провал переговоров с ОПЕК: нефть стремительно подешевела /Максим Стулов / Ведомости

На повестке дня в России новая война – на этот раз ценовая. Если Москва и планировала демарш, отказываясь от соглашения с ОПЕК на новых, более жестких условиях во имя поддержания цен, то едва ли она имела в виду полный отказ от прежних договоренностей, к чему в итоге и привела ее непреклонность. Новая ценовая война для России – геополитическая, в ней выигрывают (если выигрывают) не обыватели, но государства. Обывателям же придется привыкать как минимум к новому курсу рубля и новым самоограничениям.

До сих пор российские президент и министр финансов лишь гипотетически рассуждали, что будет с российской экономикой при резком падении цен на нефть, ориентируясь больше на риски от коронавируса. Провал переговоров с ОПЕК перевел эти разговоры в практическую сферу: нефть стремительно подешевела, после того как стало известно об отмене ограничений на ее добычу и о рекордных скидках, объявленных Саудовской Аравией. 9 марта баррель Brent был дешевле $32, евро и доллар резко выросли. Московская биржа 9 марта не работала из-за праздников, но эксперты не ждут 10 марта значительной коррекции курсов, речь, по-видимому, идет о выходе на новые плато.

Выход из соглашения с ОПЕК давно лоббировала «Роснефть»: Игорь Сечин еще год назад писал президенту, что оно играет на руку добытчикам сланцевой нефти в США. Это раздражало не только «Роснефть» (которая к тому же опасается новых санкций из-за сотрудничества с Венесуэлой), но и геополитически – Кремль. Представитель «Роснефти» прямо назвал соглашение с ОПЕК мазохизмом.

Отказ от соглашения и ценовая война на нефтяном рынке укладывается в картину глобального противостояния, живописуемого Кремлем. Вопрос в цене: для американских сланцевиков это $25 за баррель, порог отсечения по бюджетному правилу в России – $42,4, бюджет Саудовской Аравии балансируется при цене около $80. Предыдущая ценовая война, объявленная саудитами в конце 1990-х, привела к провалу цен ниже $10.

Желание проучить «партнеров» за океаном ставит под сомнение обещания, данные внутри России: разогнать экономику, нарастить инвестиции, поднять доходы населения и снизить бедность. В интервью ТАСС 4 марта Владимир Путин назвал дешевую нефть причиной сократившегося благосостояния россиян. Но нынешний кризис – рукотворный. Минфин утешает: запасов фонда национального благосостояния на исполнение расходной части бюджета хватит на 6–10 лет. Но неизбежное падение рубля не сможет пройти незамеченным для россиян.

6 марта в Иванове Путин заявил, что сменяемость власти в России нужно обеспечить, когда страна наберет побольше уверенности в себе, ресурсов, жирка, а сейчас стабильность и спокойное развитие важнее. Выходит, на сменяемость власти жирок еще не накопился, а на амбиции «Роснефти» и Кремля – уже да. Но рукотворные кризисы тоже путь к сменяемости власти.